Келли Уэстлер: дом на озере

Холл с парадной лестницей — личная удача К. Уэстлер. Латунные перила изготовлены на заказ. Обои Porter Teleo, ковер Mansour Modern. Венера, гипсовая статуя XIX в. на постаменте 1960-х.

«У нас на Севере авторы интерьеров холодны, как скандинавы. А нам нужен был яркий художник». Сэндерсоны долго не могли найти декоратора. Супруги купили дом на острове Мерсер, который расположен на озере Вашингтон.

Фасад 1946 г. (архитектор А.Л. Лавлес) с кедровым сайдингом оставлен без изменений.

Как зачарованные, любовались они участком в полтора гектара (прежние хозяева высадили здесь 800 видов местных растений) и живописным видом на воду. И не решались приступить к реконструкции (а дому 1946 года она была совершенно необходима). Друзья познакомили их с Келли Уэстлер. Суперзвезда прославилась грандиозными проектами в Калифорнии и Нью-Йорке, но никогда не работала на Северо-Западе Америки.

«Я сразу влюбилась в местный пейзаж. Меня покорили прозрачный воздух и сдержанная палитра». Да и сами Сэндерсоны оказались людьми интересными. Джефф — выпускник Принстонского и Гарвардского университетов — 17 лет трудился в компании Microsoft. Потом оставил бизнес и стал учителем математики в школе. Он — прекрасный пианист и собиратель рукописных нот. Лара, профессиональная танцовщица, выросла в кругу артистов, но впоследствии посвятила себя политике. Супруги основали венчурный фонд, который призван поддерживать мелкий бизнес в округе; также на острове они держат магазин деликатесов Stopsky.

Столовая. Дубовый стол в стиле мастера ар деко Ж.-М. Франка. Ковер, диз. К. Уэстлер, The Rug Company. Винтажные люстры из муранского стекла. «Никогда раньше не делала фиолетовых комнат», — признается декоратор
Столовая. Стены отделаны бумагой ручного литья Cannon/Bullock. Над креденцей, диз. К. Уэстлер, картина Э. Пикар-Тьерри, 1960. Лампа: Франция, 1920. Бра изготовлены на заказ из селенита и бронзы. Стулья 1930-х, Франция, обиты фиолетовой кожей.

Их дом в 1000 кв. метров стал своеобразным портретом обоих. Есть салон для приема гостей, есть музыкальная комната, в которой выставлены нотные рукописи Джеффа (среди жемчужин — ручной список кантаты Баха, лист из записной книжки Бетховена и фрагмент партитуры Малера). Но есть и вотчина Лары — танжериновая гостиная.

Малая гостиная в оттенке. «танжерин». «Он дарит тепло как никакой другой», — считает декоратор. Диван обит льном Rogers & Goffigon, cтолик, диз. А. Пани, 1950-е. Комод, обитый змеиной кожей, диз. К. Уэстлер. Над ним — живопись Э. Висенте.

«Келли — сама креативность, — говорит Лара. — Мы ходим с Джеффом по дому, и я не могу поверить, что может быть так красиво. В хорошем дизайне обязательно присутствует нечто, что тянет нас наверх — стимулирует интеллект». 

Центральный холл. Ритмичная полоска на потолке вторит рисунку мраморного пола.

Келли поделилась с «ИНТЕРЬЕР+ ДИЗАЙН» фирменными приемами. «Во-первых, в люксовом доме должны быть сногcшибательные, сексуальные светильники — чтобы выглядели настоящими произведениями искусства по форме и дарили артистичный свет.

Гостиная. Винтажный кожаный диван de Sede. Люстра, Jean de Merry. На стене — полотно Ч. Арнольда.

Во-вторых, надо хорошо продумывать покрытие стен — неважно, штукатурка у вас, обои или панели, но стены должны «работать». Третий принцип — диалог между палитрой и фактурами, и чем они насыщеннее, богаче, экстравагантнее, тем важнее единый центр. Моя практика говорит, что лучший «герой» гламурного интерьера — это крупноформатная скульптура. Она организует пространство и собирает «разноголосицу» в единый хор».

Все единодушно восторгаются той свободой и смелостью, с которой Келли смешивает цвета, орнаменты, фактуры. А также созданными ею многочисленными комодами, кроватями, столами, появляющимися как из рога изобилия. Ее предметный дизайн вдохновляют три мастера: «Я ценю Джо Понти, Пьеро Форназетти, Этторе Соттсасса», — признается американка в любви к итальянским маэстро.

Приемная решена в трех цветах: белый, черный и серо-зеленый. Стены обиты тканью De Gournay. Винтажный стол со стеклянной столешницей куплен в Лос-Анджелесе. Два белых кожаных кресла: Италия, 1950-е.

По всей Америке, а иногда и в Европе, Келли ищет эффектные предметы ХХ века: кресла, cветильники, барные стулья, вазы, пепельницы, мелкую пластику. Критерий всегда один — вещь должна подходить по масштабу и дарить интерьеру историческую глубину. «Если в доме есть предмет, который «хорошо пожил», он всегда заявит свою тему и тем самым обогатит интерьер». 

Если позволяет бюджет — а все проекты Уэстлер капиталоемкие — в ее интерьерах будет царить натуральный камень. Стены гостиной выложены медовым ониксом, в ванной — тот же камень, но более яркий, фактурный. В инкрустациях на полах использованы три-четыре сорта мрамора. Келли применяет сложный рисунок или же кладет камень нарочито крупными слэбами — чтобы возможности материала демонстрировались по полной. Если рисует мебель, то старается подарить столу мраморную столешницу, а лампе — базу из оникса.

Теги:
Фото:
Grey Crawford / Tripod Agency