Винченцо Де Котис: миланский эксклюзив

Архитектор и дизайнер Винченцо Де Котис — один из самых интересных и востребованных современных авторов. Недавно Винченцо обновил свой миланский интерьер. О работе, любимом городе и феномене «итальянский дизайн» — его специальный рассказ для читателей ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН.

Хозяин дома рядом с гигантским подсвечником из коллекции Progetto Domestico: она включает предметы лимитированных серий и уникаты авторства Винченцо Де Котиса, каждый из которых имеет в названии аббревиатуру DC.

Выпускник Миланского политеха Де Котис любит брутальные пространства, крупный масштаб, скупые линии, продукты ресайклинга. Каждый нарисованный им предмет выглядит как деталь большой архитектуры. Оформляет отели и бутики, частные резиденции, успешен в предметном дизайне: основную творческую энергию копит для нетривиальных заказов, постоянно расширяет коллекцию авторских серий и уникатов Progetto Domestico. Эти предметы легко опознать по аббревиатуре DC в названии. Их много в миланском доме Винченцо Де Котиса — апартаментах в палаццо XVIII века.

«Итальянцам свойственно особое чувство прекрасного, этот «след» ведет во времена Древнего Рима. Но сегодня меня, пожалуй, больше интересует итальянская способность смешивать различные эстетические и формальные средства выражения, что в итоге рождает феномен под названием «итальянский дизайн». В его формировании участвовали множество мэтров, из которых больше всех на меня повлиял Карло Скарпа: своей смелостью, неожиданными приемами и вниманием к нюансам».

На стене работа немецкого художника Ф. Баудрекселя. Винтажный скандинавский табурет из стекловолокна 1970-х отражается в латунном цоколе. DC1601A и DC1601B — столики из мрамора и литой латуни (колл. Progetto Domestico).

«Среди моих точек притяжения — Fondazione Prada, а также Fondazione Albini, постоянные источники вдохновения и новых идей».

На стене работа немецкого художника Ф. Баудрекселя. DC1601A и DC1601B — столики из мрамора и литой латуни (колл. Progetto Domestico).

Винченцо Де Котис выбрал для жизни апартаменты в палаццо XVIII века в историческом центре Милана. И сделал все, чтобы вернуть пространству прежнее великолепие. Новый хозяин очистил его от поздних наслоений, раскрыв остатки древних штукатурок и фресок под cлоями обоев и подвесных потолков, при этом, что важно, не переусердствовал: будучи мастером с безупречным вкусом, не стал маскировать следы времени, избежав ощущения новодела.

Диван В. Де Котис спроектировал специально для своего дома. За ним консоль DC1628 из утилизованного стекловолокна и посеребренной латуни. На камине панно из старых радиаторов. На стене светильник DC1507 из латуни и цветного стекла.

«Апартаменты находились в неплохой кондиции, в них сохранились аутентичные полы и потолки, — рассказывает Де Котис. — Это было настоящим чудом — найти недвижимость в таком состоянии! Не могу сказать, что столкнулся с серьезными проблемами в работе, разве что некоторые помещения надо было «подключить» к инженерным коммуникациям.

Тумба DC317 из утилизованного стекловолокна — одна из первых работ Де Котиса-дизайнера. На стене фрагменты театральных декораций из полистирена 1980-х. Латунная лампа DC1623. Столик сочетает два вида латуни: литую и посеребренную.
Тумба DC317 из утилизованного стекловолокна — одна из первых работ Де Котиса-дизайнера. На стене фрагменты театральных декораций из полистирена 1980-х. Латунная лампа DC1623. Столик сочетает два вида латуни: литую и посеребренную.
Стол DC1505 из посеребренной латуни и утилизованного стекловолокна, Progetto Domestico. Стулья, диз. У. Платнер для Knoll, сочетаются с венецианскими образцами XVIII в.

В процессе реконструкции я обогатил исходник фактурами, находящимися с ним в контрасте. Создал своего рода шкатулку, визуально яркую, при этом полную достоинства и благородства. В интерьере есть как вещи, спроектированные мною, так и «чужие», в том числе безымянные работы. Должен признаться, что я постоянно обновляю свой дом и до сих пор нахожусь в поисках предметов обстановки». 

Апартаменты сохранили красивую анфиладную планировку. Слева на стене светильник DC1622.
Телевизор Bang & Olufsen в подобном контексте выглядит как произведение искусства.
Особенность спальни — ширма, закрывающая кровать: рядом располагается вход в ванную комнату. Слева у стены арт-панно DC503.
В спальне доминируют объекты из коллекции Progetto Domestico: закрывающая кровать ширма из латуни и стекловолокна DC1515B, лампа из литой латуни DC 1620, кресло в кожаной обивке DC102.
В спальне доминируют объекты из коллекции Progetto Domestico: закрывающая кровать ширма из латуни и стекловолокна DC1515B, лампа из литой латуни DC 1620.

«Я давно осел в Милане, но даже если бы я жил в каком-нибудь другом месте, Милан оставался бы для меня ориентиром, точкой отсчета в моей системе координат. Это особый город, который каждому предстоит открыть для себя. В него влюбляешься не сразу, его необходимо познать, изведав потайные места. В последние годы Милан, безусловно, стал еще интереснее благодаря инвестициям замечательных филантропов».

Стол DC1505 из посеребренной латуни и утилизованного стекловолокна. Светильник-панно DC1508 из цветного стекла и латуни. (Всё — Progetto Domestico). Стулья, диз. У. Платнер для Knoll, сочетаются с венецианскими образцами XVIII в.

«Люблю ходить по магазинам и блошиным рынкам, радуюсь неожиданным находкам. Предметы мебели представляют для меня серьезную ценность, мне кажется, они живут своей собственной жизнью. Процесс, в котором я создаю свои объекты, сродни работе скорее скульптора, чем дизайнера. Особенности моего выразительного языка: фанатичное внимание к деталям, ремесленное мастерство, художественная выразительность, артистизм вкупе с функциональностью предметов и пространства».

Кухня выполнена на заказ в бразильском мраморе. Холодильник, как и прочая встроенная техника, — от немецкого бренда Gaggenau.
Кухня выполнена на заказ в бразильском мраморе. Холодильник, как и прочая встроенная техника, — от немецкого бренда Gaggenau.

«Я избегаю понятия «мой стиль», поскольку стиль — это константа. А у меня каждый проект отличается от всех предыдущих и скроен по меркам отдельно взятой личности».  

 «Мне нравятся все цвета, если их применение обусловлено художественным замыслом. Я использую яркие краски, когда требуется выступить более артистично, в остальных случаях предпочитаю природные цвета. В частности, на обширных поверхностях варьирую оттенки серого».

Консоль DC1524 из старых радиаторов.
Консоль DC1524 из старых радиаторов, табурет DC1402A из литого алюминия, консоль DC1525 из утилизованной древесины.
Консоль DC1524 из старых радиаторов, табурет DC1402A из литого алюминия, консоль DC1525 из утилизованной древесины.
Консоль DC1524 из старых радиаторов, табурет DC1402A из литого алюминия, консоль DC1525 из утилизованной древесины.

«Люблю материалы, полученные в результате утилизации, в том числе разные виды металла, которые реинтерпретирую в зависимости от контекста. Как вы можете судить по моему интерьеру, я сторонник контрастов». Де Котис как никто умеет сталкивать богатые и бедные фактуры, сочетать посеребренную латунь с утилизованным пластиком, достигая запредельной роскоши. Ноу-хау дизайнера: плинтусы из полированной до зеркального блеска латуни — их можно оценить в этом проекте.

Комната для чтения. Стеллаж DC1514 установлен нетрадиционно — на удалении от стены. Во-первых, для того, чтобы рассмотреть объект со всех сторон, во-вторых — не закрывать аутентичный цветной бордюр на стене.

«Мне любопытно все, что происходит в окружающем мире, особенно в сфере искусства и архитектуры, я жадно впитываю новые впечатления. Однако думаю, что влияние на творчество исходит из сфер, которые не связаны непосредственно с нашим сегментом.

В ванную хозяин дома поместил крупную работу неизвестного мастера XIX в.
Кухня. На стене панно японского художника К. Накаи (1960-е). Стол DC1401 из латуни и оникса. Стулья дизайна У. Платтнера для Knoll.
В кухне обустроена малая столовая для завтраков.

Я не люблю тренды, поскольку ценю индивидуальность выражения. Понятие люкса слишком замусорено коммерцией, но если использовать его в чистом виде, то современная роскошь означает быть окруженным людьми и вещами, которые вам действительно дороги».

Гардеробная трактована как жилая комната. Шкафы сочетают дерево в матовой отделке благородного темного тона, латунь и зеркала.
Ванная отделана бразильским мрамором. Над раковиной винтажное круглое зеркало.
Умывальный стол с двумя раковинами, подобно скульптуре высечен из цельной глыбы мрамора.
Лестница, ведущая в квартиру.
Выход во внутренний двор.
Теги:
Автор:
Фото:
Filippo Bamberghi/Photofoyer

Читайте также

Лучшее за месяц