Юрген Майер: между архитектурой, коммуникациями и новыми технологиям

Юрген Майер (Jürgen Mayer H, р. 1965) — человек, сочетающий талант архитектора, предметного и графического дизайнера, исследователя новых строительных материалов, а также автора блестящих арт-объектов. Его архитектура изменила имидж современной Грузии. Своими главными свойствами Майер называет терпение и любопытство. 

Юрген Майер, спроектировавший одну из самых больших деревянных конструкций в мире, признается, что в самом начале карьеры ему приходилось долго искать заказы. 

Общественный центр Metropol Parasol в Севилье, 2004.

Майер закончил Штутгартский университет в 1986 году, учился в Cooper Union College и Принстонском университете, где позже преподавал. Преподавательская карьера Майера весьма обширна: аспирантура дизайна университета Гарварда, Колумбийский универсистет в Нью-Йорке, Мюнхенский технический университет.

Частный дом Ols House под Штутгартом, 2011.

Его студия в Берлине была основана в 1996 году (в 2014 года у бюро три партнера —сам Майер, Андре Сантер (Andre Santer) и Ханс Шнейдер (Hans Schneider). С тех пор бюро Майера спроектировало различные жилые, офисные и университетские комплексы в Германии, Испании, Грузии, Бельгии, Дании и Польше. 

Офисно-жилой комплекс Sonnenhof, Германия. 2015.

Проекты и инсталляции архитектора были представлены во многих известных музеях и на фестивалях: в Музеях современного искусства в Нью-Йорке и Сан-Франциско, Архитектурном институте Нидерландов, Архитектурном музее во Франкфурте и на Венецианской биеннале. Он охотно берется за экспериментальные пространственные проекты и за лимитированные объекты для ярмарки Art Basel Miami.

Скульптура PIPAPO для Art Basel Miami (совместно с Caesarstone), 2013.
Офисный комплекс ADA1, Гамбург, 2005-2007.

Сейчас основная работа для Майера: расширение возможностей строительного материала в архитектуре. Материал перестает быть только тем, из чего строят: он сам становится мессаджем. Сейчас уже появились бетон со свойствами к самовосстановлению (куски разрушенного бетона становятся снова единым целым при нагревании), кирпичи с интегрированной системой охлаждения, «марсианский бетон» из серных соединений, цемент, способный поглощать и производить свет. Все это дает расширенные возможности архитекторам. 

Скульптура на пирсе, Лацика, Грузия.

«Больше всего я стремлюсь к балансу между архитектурой, коммуникациями и новыми технологиями». 

Влияние новых материалов и медиа значительно расширило наши представления о пространстве и о том, что в этом пространстве должно находиться, утверждает Майер. Хорошая архитектура должна менять точки притяжения в городе, трансформировать активность людей и виды этой активности. 

Общественный центр Metropol Parasol на площади в Севилье, 2004.

К примеру, на площаде в Севилье Plaza de la Encarnacion была городская автостоянка. Она радикально видоизменилась с появлением «грибов» Юргена Майера: конструкции ошеломляющих размеров: 150 на 70 метров, высотой 26 метров (в ней более 8000 деревянных досок различных размеров, связанных между собой клеем и стальными крепежами). На цокольном этаже — музей древнеримских и мавританских артефактов, на первом — Центральный рынок, подиум для городских событий и концертов, выше — обзорные террасы с потрясающим видом на город. Поменялся не только внешний вид площади, но и судьба целого района.

Общественный центр Hasselt courthouse, Хассельт, Бельгия. 2007.

«Архитектура, предназначенная для междисциплинарных целей и коммуникаций — самое интересное, что сейчас происходит в мире, — говорит архитектор. — Она вышла на совершенно другой уровень. Причем неважно, построено здание или существует только в виде проекта. Весь этот комплекс идей, циркулирующих в интернете, уже научил нас гораздо критичней относиться к собственному процессу проектирования». 

Экспериментальная пространственная композиция Rapport в Berlinische Galerie, Берлин, 2011.
Инсталляция RE.FLECKS в берлинской галерее Magnus Muller, 2010.

Для проектирования Майер использует все возможности: традиционный рисунок, компьютерные программы, обязательно уделяет время моделированию и макетам, и настаивает на обязательности долгих прогулок по лесу — они освобождают сознание. 

Один из фасадов Garage Museum в Майами. 2018.

«Я не специализируюсь на чем-то особенном. Я хочу быть особенным сам по себе!»

Майер — увлеченный дизайнер-криптолог. Он обожает секретные коды и зашифрованные послания. Широко известна его подборка узоров с оборотной стороны различных упаковок. Поводом для создания этой коллекции послужила работа Майера над разработкой рисунка конверта, в котором банковским клиентам выдается их пин-код. Эти графические узоры помогают скрыть номер от постороннего взгляда. Майер настолько погрузился в тему этих специфических узоров, что собрал коллекцию из нескольких сотен образцов. В 2011 году он даже выпустил альбом ограниченным тиражом (всего 500 экземпляров с авторской подписью), где представил эти образцы (всего же в коллекции более 500 видов рисунков, и коллекция пополняется). 

Центр Danfoss Universe, Норбург, Дания. 2017.

Эксперименты с графикой значительно повлияли на архитектурный язык Майера, и рисунки для шифрования обрели у него объем: информация и числа часто являются зашифроваными посланиями в его архитектуре. От графики и любовь к яркому цвету. В Берлине известен его комплекс апартаментов, где нет ни одной белой стены. 

Проект сборного дома.

В портфолио Майера — разработка компактных префабов (pre-fabricated) домов. Майер уверен, что необходимо популяризовать архитектуру класса high-end. Он в восторге от идеи и специфики готовых домов: их установка возможна почти в любом климате и любом месте, они легки в сборке и компактны.

Автозаправка в Гори, Грузия, 2011.

Майер отмечает, что в бюро берутся за все проекты, включая автозаправки. Он любит обнаруживать необычные, скрытые качества объектов, часто разрушая существующую типологию. Создать то, чего раньше не существовало и сделать это так, чтобы об этом говорили все. Таков, к примеру,  знаменитый пропускной пункт на границе Грузии. 

Пограничный пункт в Сарпи, Грузия, 2010-2011.

«Мой основной страх — что экономические условия в мире будут все ухудшаться, и это необратимо повлияет на желание заказчиков и девелоперов настаивать на традиционных, безопасных по смыслу, неэкспериментальных объектах. Но я буду прикладывать все усилия по убеждению двигаться в будущее». 

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами

Читайте также

Лучшее за месяц