Гийом Терве: парижский лофт вместо склада

Французский архитектор Гийом Терве, студия Le LAD, спроектировал семейный лофт для владельцев ювелирного бренда: превратил старый склад без окон в комфортное жилье в Париже.


По теме: Кристоф Делькур и Гийом Терве: парижский дуплекс

Заказчики — Мари и Жиль Баллар, основатели ювелирной компании Medecine Douce. Мари в нем — креативный директор, Жиль управляет бизнесом. Пара искала большое помещение в Париже для своей семьи из четырех человек и в итоге остановила выбор на неожиданном строении.

Расположенное в 11-м округе одноэтажное промышленное здание — бывший склад китайских тканей без окон и проемов для освещения. Расположенный среди традиционных парижских жилых домов XIX века рядом с Бастилией, он был построен в 1960-х или 70-х годах как отдельно стоящее строение во дворе исторического здания. «Учитывая цену недвижимости в Париже, мы должны были найти то, что больше никто не захотел, — говорит Жиль. — Мы надеялись вообразить и создать свое собственное место».

Пара уже успела масштабно реконструировать свое предыдущее жилье, так что была готова к значительным преобразованиям. Мари и Жиль рассказывают, что осматривая склад, они думали о том, как можно организовать жизнь outdoor в черте города: «Мы представили, как открываем крышу, чтобы создать внутренний дворик в центре этой большой коробки».

«Мы находимся в самом сердце Парижа, и здесь почти тихо, — говорит Жиль. — Один из соседей сказал нам, что здесь была начальная школа. Ее внутренний двор — пространство, накрытое бетонной крышей, — использовался для хранения картин художника Виктора Вазарели, а позже как склад».

Внутренний двор без крыши площадью почти 36 кв. метров стал центральным элементом дома: все комнаты расположены вокруг него, за счет чего они наполнены светом. А в теплые месяцы семья использует патио для обедов на открытом воздухе.

Жилая площадь составляет 118 кв. метров. В просторной гостиной стоят диван Ian, журнальный столик Sue из стали и кожи, а также другие предметы из коллекции Delcourt, созданной Кристофом Делькуром, партнером Гийома Терве в бюро Le LAD. Пространство перетекает в объединенную зону гостиной-кухни-столовой. Чуть дальше расположена хозяйская спальня.

Две детские и комната для гостей находятся с другой стороны патио, объединенные общим коридором. Его оформление, а также фасады кухонного гарнитура, продолжающегося как книжный стеллаж, напоминают упаковочные деревянные ящики — дань прошлой жизни постройки и отсылка к стилистике ювелирного бренда заказчиков Medecine Douce. По словам Гийома Терве, «основной идеей дизайна было использование низкотехнологичных материалов и поиск естественной эстетики».

Несмотря на то, что пространство было полностью перестроено, следы его прошлого сохранились, например, опорные балки и стеклянная плитка на потолке — оригинальные. Одним из основных материалов стала сосновая фанера в простой нейтральной отделке, из которой выполнены кухня и шкафы, а также рамы для всего нового остекления. С панелями перекликается подрамник, перевернутый обратной стороной, который служит элементом декора.

Деревянные поверхности дизайнер комбинирует с мраморной стойкой и матовым черным смесителем на кухне. «Контраст между грубым и рафинированным», — комментирует он. В черно-белой главной ванной комнате использована классическая квадратная плитка Villeroy & Bosch Pro Architectura. Стальная консоль под раковину была выполнена по индивидуальному заказу и дополнена черными смесителями и душем Duravit.

Гийом Терве родился в Тегеране, долго жил в Риме. Помимо работы в рамках Le LAD совместно с Кристофом Делькуром, преподает в ESAG, высшей школе архитектуры и дизайна интерьера.

Гийом Терве, дизайнер интерьера, Le LAD.

«Когда дело доходит до дизайна интерьера, мы сосредотачиваемся на вычитании, — говорит он. — Потому что хороший дизайн — результат долгой серии удалений. Как будто инструментом автора был скорее ластик, чем карандаш. Единственное, что должен увидеть глаз, — это качество отделки, но никак не лишние детали. Вот почему в наших проектах все всегда идеально подогнано, обтекаемо, все под контролем».