Сёхэй Сигемацу, OMA о прогрессе и красоте

Сёхэй Сигемацу, OMA о прогрессе и красоте

Сёхэй Сигемацу — глава нью-йоркского офиса OMA и один из самых талантливых архитекторов своего поколения — рассказывает о роли прогресса и дает прогноз на будущее.


По теме: Офис Sotheby's в Нью-Йорке по проекту OMA

Сигемацу (р. 1973) называют одним из самых прогрессивных архитекторов планеты. Он известен своей многолетней практикой в нью-йоркском подразделении бюро OMA (теперь он является и его главой). В его активе — невероятные проекты расширения кампуса Facebook в Калифорнии, небоскребы в Токио, Faena Forum в Майами- Бич, реконструкция офиса Sotheby's в Нью-Йорке, а также совместные проекты с Канье Уэстом, Мариной Абрамович, выставки для Prada. ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН архитектор рассказывает о влиянии AI на социологию будущего и нанотехнологий — на архитектуру.

Сёхэй Сигемацу — глава нью-йоркского офиса OMA

О прогрессе

Очевидно, мы до сих пор должны следовать теории прогресса — как бы ни казалось, что она уже себя изжила. Интересно рассуждать о прогрессе, когда мы наблюдаем скорее регресс, связанный с окружающей средой. Архитектору сложно не верить в прогресс, поскольку он, по сути, является его инициатором и манифестатором, он всегда что-то улучшает, а каждый его проект вносит вклад в общее дело развития. Технологии кардинальным образом меняют поведение людей в социуме и в городской среде. У архитектора всегда есть шанс стать активным участником этого процесса: он разворачивает социальные изменения в физическом пространстве. Да, технологии влияют на архитектуру самым непосредственным образом, но намного более интересно, как под их влиянием изменяется поведение людей. Сейчас, к примеру, планирование рабочих мест и способов работы радикально отличается от того, что мы наблюдали десятилетие назад. В проекте Willow Campus для Facebook наша миссия состояла не в возведении очередного «культового» аттракциона, а в глубоком понимании региональной культуры и изменений в социальном мышлении. Архитектура должна была быть интегрирована в сообщество. Парки и мосты устроены так, чтобы человек мог «обнять», охватить взглядом весь окружающий пейзаж и при этом иметь возможность работать без привязки к традиционной офисной секции.

О красоте

В нашем мире до сих пор «форма следует за содержанием». Дизайнеры создают образцы для подражания, и все начинают проектировать схожим образом. Нужно использовать это стремление к мимикрии: это поможет дизайну создать новые стандарты красоты. Хотя люди недостаточным образом экспериментируют и не ищут пути к достижению этой новой красоты. Но всегда существует шанс, что чистое выражение технологий окажется достаточно красивым само по себе. Взять, к примеру, смартфоны: в некоторых иногда заключена потрясающая технология, отличная от других моделей. Но они все выглядят совершенно одинаково. Вероятно, потому что это просто лучшее решение для них. А когда оно найдено, незачем искать другие. Более запутанный интерфейс или компактный масштаб приведут на самом деле к ухудшению функций, а не к большему удобству. Замечу, что тренд на минимизацию и истончение предметов почти не касается архитектуры.

Мне не кажется, что здания будут уменьшаться в размерах по аналогии с электронными устройствами. Скорее архитектура станет менее запутанной и более понятной для пользователя. Возможно, это произойдет потому, что технологии позволят многие здания строить без участия человека. Когда архитектура создается руками, действуют законы любой вещи, выполненной вручную: такой предмет подразумевает обаяние, уникальность, некоторую непредсказуемость.
А в вещах, созданных машинами, все это почти теряется. Я не могу сказать, что «ручной» предмет лучше или хуже произведенного промышленным способом. Просто технологии дают возможность унифицировать процесс, сделать вещь более совершенной и последовательной. Архитектура станет более рафинированной и чистой по стилю, но это никак не будет связано с ее размерами. Роль архитектора — в создании некоего вида архитектуры с высоким технологическим потенциалом.

Faena Bazaar. Проект OMA: Сёхэй Сигемацу и Джейсона Лонга.

О потенциале AI

Я достаточно хорошо разбираюсь в теме искусственного интеллекта (AI), поскольку участвовал в конкурсах, связанных с ним. Уверен, мы на пороге больших изменений. Взрыв произойдет, когда AI будет реализован на более устойчивых платформах и массово. Скачок станет возможным с появлением данных для комплектации интеллекта, приближенного к человеческому. Сложно предсказать, какие последствия это может иметь для социума. Не скажу, что испытываю особый оптимизм по поводу AI, но нет и пессимизма. Я бы уже сейчас задумался над теми фундаментальными изменениями, которые произойдут с появлением сравнимого с человеческим AI. Самый непростой вопрос, чем будет заниматься человек, когда получит избыточное свободное время и возможность не заниматься рутиной и работой, ведь это станет по-настоящему глубоким изменением! И, как в случае с любой технологией, всегда существует опасность, что AI будут использовать в негуманных целях. Вероятно, как и все в нашей жизни, оба пути развития будут существовать одновременно.


Технологии служат для улучшения жизни и достижения новых степеней комфорта. Те технологии, которые загрязняют окружающую среду или подвергают людей опасности, не имеют право на существование.

На меня идея AI оказала большое влияние — думаю, что из всех технологий, не связанных с архитектурой, именно у нее самый большой потенциал. Искусственный интеллект может коренным образом изменить мир. Так же очевидно, что многообещающая технологическая область — это медицина, и возможно, человечеству в первую очередь нужно развивать именно ее. Увеличивающаяся продолжительность жизни влечет за собой необходимость строить более долгие и прочные отношения. Меняется отношение к жизни в целом: то, каким именно образом люди распределяют свое время, как живут и работают. Совершенно очевидно, что эти изменения случатся уже через 50–100 лет, то есть в историческом масштабе почти сегодня. Все происходит буквально на глазах. И я с нетерпением жду структурных изменений общества. Технологии не смогут кардинально изменить способ нашего мышления, но хотелось бы надеяться на корректировку той части нашей человеческой натуры, которая больше всего нуждается в улучшении. Хочется, чтобы бесконечная борьба уступила место единению человека и природы. Если технологии не в состоянии создать лучшую среду — они, по сути, и не являются технологиями.

Предсказывая завтра

В архитектуре, как это ни странно, толчком к революционному строительству будут нанотехнологии. Я бы предсказал большой прорыв, связанный с исследованиями в области стройматериалов. Другое направление — сенсоры и смарт-технологии, позволяющие следить за состоянием коммуникаций в домах. В зданиях всегда существовали некоторые значительные пустоты и слепые зоны — задача технологий их устранить.

Я уверен, что скоро мы увидим соединение сельского хозяйства и метрополии. И совершенно необязательно, что сельское хозяйство в его традиционном виде должно раствориться в городе. Очевидно, что еда для обеспечения жителей должна производиться внутри города, а не за пределами. Экспортировать продукты слишком дорого, а популяция все растет. Наверное, это будут специальные фабрики по производству пищи. Мне также кажется, что концепция города будет постепенно растворяться и размываться. Смысл жизни в мегаполисе с развитием современных коммуникаций будет со временем теряться, поскольку высокоскоростной транспорт обеспечит хорошую связь со всеми отдаленными территориями.

Я скептически отношусь к тренду «зеленой архитектуры»: мне кажется, что сейчас пропаганда экологии часто заменяет собственно экологическое мышление. Спроектировать устойчивый — во всех смыслах, в том числе и социально устойчивый — город было бы чрезвычайно полезно и важно для всей планеты. Архитекторам предстоит долгий путь в этом направлении.

Faena Bazaar. Проект OMA:  Сёхэй Сигемацу и Джейсона Лонга. 
Faena Bazaar. Проект OMA: Сёхэй Сигемацу и Джейсона Лонга.
Faena Bazaar. Проект OMA: Сёхэй Сигемацу и Джейсона Лонга.
Faena Bazaar. Проект OMA: Сёхэй Сигемацу и Джейсона Лонга.