Александра Федорова: «Открываем людям новый формат жизни»

Александра Федорова: «Открываем людям новый формат жизни»

Современные и уместные в любом времени, не устаревающие и через десять, и через тридцать лет, а значит, вечно ценные — такие дома и интерьеры проектирует Александра Федорова. «Создание архитектуры и интерьеров «вне времени» — основной принцип нашего бюро. — В отличие от большинства дизайнерских студий, во всех наших работах мы применяем архитектурный подход: архитектура первична, она определяет качество и долговечность интерьера. Хорошо скроенное пространство проживет десятилетия, построенное на декоре — продержится лишь пару сезонов».

Александра Федорова родилась в Москве. С 2000 по 2004 г. работала в составе мастерской UB design в должности ведущего архитектора. В 2001-2004 годах – архитектор ГУП МИиП «Моспроект 4». Начиная с 2004 г. руководит собственным бюро. 
«Архитектурное бюро Александры Федоровой занимается проектированием жилых и общественных зданий, работает в сфере дизайна жилого и общественного интерьера, имеет большой опыт в проектировании вилл на море.
 В портфолио такие проекты, как жилой комплекс на Ходынском поле в Москве, разработка архитектурно-планировочного и ландшафтного решения района Лефортово; застройка территории ГМИИ им. А. С. Пушкина, разработка интерьеров особой зоны Кремлевского Дворца съездов. Работы удостоены десятков престижных наград.

«Декор у нас всегда «съемный». Прежде всего мы создаем оболочку — хороший архитектурный костяк, а детали могут быть любыми: со временем заказчик найдет другие вазы или сменит подушки, повесит другие картины — образ хуже не станет. С обоев и штор интерьер начинать нельзя».

В проектах «Бюро Александры Федоровой» всегда много интересных конструкций, спроектированных Александрой точно по меркам конкретного пространства и изготовленных на заказ.  Порой кажется, что мебель как таковая отсутствует: стены, пол, потолок, функциональные объекты составляют единое целое. «В этом суть архитектурного подхода. В отличие от декораторского — когда стены обоями оклеили и вдоль них мебель готовую расставили. У нас же декора нет, а есть объемно-пространственные композиции. Я создаю оболочку, которую можно трансформировать, насыщая или, наоборот, вычищая по желанию и настроению. Чистый холст, на котором заказчик дальше сможет сам импровизировать. Только так можно получить интерьер, который будет современным не только здесь и сейчас. Но и через много лет останется таковым». В то же время архитектор убеждена, что, если не наполнить дом аксессуарами, он будет «сухим». 

Мебели в привычном понимании в интерьерах Александры немного, тем важнее качество каждого предмета. «Я считаю, на виду стоит оставлять только стол, стулья, диван — то, что по функции более парадное. На чем люди сидят, едят, общаются, а не то, где они белье хранят. От шкафов и километров гардеробных надо избавляться: либо прятать в отдельные комнаты, либо встраивать. В проектах Федоровой реобладают итальянские марки: Minotti, B&B Italia, Molteni&C, Poliform... «Итальянцы больше работают с дизайном — у немцев он часто аскетичен». Как признается Александра, ее любимая вещь — шезлонг LC4, который с 1965 года по лицензии Le Corbusier Foundation выпускает компания Cassina. Он из тех вещей, что сегодня называют иконами дизайна. Это такая же классика, как сумочка Chanel. Кухни обычно немецкие. «Кухня — вещь прежде всего функциональная, в ней все должно открываться и работать, не ломаться. Поэтому если говорить о механизмах, то здесь предпочтение отдается скорее немецким компаниям». Автор всегда тщательно продумывает систему света. «В сдержанный лаконичный интерьер не обязательно покупать красный ковер для оживления. Достаточно включить подсветку — дом сразу изменит облик и настроение».

Красота и шик лаконичных интерьеров Александры Федоровой — в сбалансированных пропорциях, выверенных линиях, игре света и тени, а также в гармонии материалов. «Мы обычно много разных отделок миксуем: дерево, камень, стекло, кожу, металл». В проектах Александры можно увидеть на стенах замшу, черное стекло, патинированную медь, керамогранит «под бетон». Обилие фактур делает пространство дорогим, роскошным. Впрочем, при всем богатстве отделок их количество дозировано. «Особенно это важно если речь идет об однотипных материалах».

«Наша категория заказчиков ориентирована на западный опыт, — рассказывает Александра —  Они много путешествуют, многое видят и не хотят возводить стереотипное жилье с маленькими окнами и бежевыми стенами. Даже в Подмосковье мы делаем дома с остеклением в пол. А уж тем более на море. К счастью, таких заказчиков становится все больше: прогрессивных, всем интересующихся. Бывает, что клиенты опасаются плоских крыш и окон в пол. Убеждаем их, что не надо заковывать себя в навязанные рамки, открываем им новый формат жизни. Мы всегда используем индивидуальный подход к каждому. И в итоге получается именно то , что хочется и заказчику, и нам».

Одна из последних работ Александры — вилла для летнего отдыха. Такую легко представить где-нибудь в Сан-Паулу или на Ибице. Она находится высоко в горах над Адлером. Вокруг — заповедник. Редкие деревья, тайные тропы, дикие звери. Никаких населенных пунктов, кроме маленькой деревеньки, людей не видно и не слышно. Неудивительно, что подобное окружение сподвигло заказчика на покупку участка. Жизнелюбивый, независимый человек, он решил создать дом-мечту. Такой, чтобы радовал и удивлял глаз. «Он так и сказал мне: придумай нечто, чтобы все изумились, и прежде всего я сам. Необычное, нестандартное — дом, который даже на дом похож не будет», — вспоминает Александра. Постройка и правда поражает нездешним видом. Настолько, что местные жители прозвали ее летающей тарелкой. Яркая форма — заслуга не только архитектора, но и конструктора. «Что обычно строят в горах? Сетка несущих колонн, габариты шесть на шесть и никаких консолей. А у нас практически весь второй этаж висит в воздухе.  Восьмиметровая консоль, да еще в сейсмически опасной зоне — смелое, но продуманное решение. Дом выстоит, даже если случится землетрясение. Часто бывает, что архитектор придумает что-то прекрасное, а приходит конструктор и говорит, что воплотить это в жизнь невозможно. Идея рушится. Но у нас, к счастью, такого не произошло. Конечно же, успех проекта во многом зависит от строителей. Архитектор придумал, конструктор разработал, а строители взяли и разбавили бетон другой, более дешевой маркой. В результате плита прогнулась, окна треснули. Поэтому мы беремся за проект только на том условии, что осуществляем авторский надзор».

Теги:
Автор: