Инго Маурер: пять идей о глянце, бедности и свете

Cамый заслуженный и прогрессивный дизайнер в области световых технологий Инго Маурер рассказывает о провокации, как научиться видеть в свете объем и чем его шокируют фабрики-производители.

О форме светильника и качестве света Удивительно, как люди больше заботятся о форме светильника, в то время как внимание обращать нужно прежде всего на качество освещения. 

Желтый, теплый свет, который исторически воспринимает человек — это свет огня. Сейчас в домах нет живого огня, только если это не камин, да и камины все чаще работают на этаноле или биотопливе. Это все немного другие оттенки, нежели огонь от горящего дерева. И когда возникает задача воспроизвести живой огонь свечи с помощью led-технологий — как это можно сделать? Это может быть экран, на котором трепещет имитирующий пламя огонек. Издалека эта «электронная» свеча почти неотличима от настоящей. И, несмотря на технологии, архетипический образ свечи остался прежним — пламя колышется, трепещет, его тон теплый, он создает иллюзию объема. Такие свечи гораздо более уместны и вызывают больше эмоций, чем повсеместные стеклянные плафоны в виде языка пламени. 

Golden Ribbon

Когда вижу, как используют компании достижения светодиодных технологий, то прихожу в уныние. Свет в большинстве таких светильников теряет самое важное — объем. Меня пугает, когда свет становится плоским. Эта плоскость становится характерна для всего вокруг. Слишком плоское, слишком быстрое. Нет времени, чтобы понаблюдать за живым огнем, прислушаться к пению птиц. Человек в режиме гонки становится таким же продуктом потребления, как и вещи.

О производителях и кризисе Когда я приезжаю на фабрику по производству осветительного оборудования, меня шокирует, насколько консервативными сейчас становятся даже самые лучшие производители. Все они говорят о прогрессе, о философии вещей, но при этом забывают все правильные слова, как только сталкиваются с экономическим кризисом. Жаль, что компании под давлением обстоятельств предают собственное великое прошлое и достижения — мне кажется, нужно отстаивать их даже в новых неблагоприятных обстоятельствах. 

Меня часто называют провокатором. Но нужно понимать, что провокация  — это не то, что возникает умышленно. Провокация — это сбой привычного течения мысли, нарушение ожиданий. 

Светильники Luzy, созданные из резиновых перчаток.

Свет как повод для провокации Если светильник выражает некое напряжение, борьбу между позитивным и негативным, возникает своего провокация. И для человека быть свидетелем этой борьбы чрезвычайно полезно. Сам процесс наблюдения за тем, как мутируют и преображаются вещи, невероятно важен для нашего развития. 

Очень сложно продвигать провокационные вещи, которые могут вызывать негативные коннотации. К примеру, однажды мы предложили  инсталляцию: черный покосившийся дом с оранжевыми стенами внутри, в нем возникало чувство тревоги. Примечательно, но наш проект приняли. Если вы чувствуете, что компания готова к экспериментам, пробуйте   делать вместе нечто спорное, неоднозначное для восприятия. 

О глянце и бедных материалах Не люблю слишком «глянцевые» вещи и почти не работаю с теми материалами, которые ассоциируются с роскошью. Мне гораздо ближе «бедные» материалы. Кроме того, мне очень нравятся мобили и все, что находится в движении, в динамике.

Инсталляция «Слезы рыбака» (Lacrime del Pescatore).

Дизайнер должен оставлять людям достаточно свободы, чтобы они проявили фантазию при оценке вещи, имели широкое поле для интерпретаций. Вещь должна допускать разнообразие трактовок. Я как дизайнер далек от диктата, и не могу сказать — вот это следует понимать только таким образом, и никак иначе. Я отношусь к людям как к соавторам: только в их голове, с помощью их интерпретации моя концепция обретает законченность и полноту. К примеру, однажды я вдохновился рыбацкой сетью, которую увидел в Венецианской лагуне, и создал своеобразную световую инсталляцию, похожую на растянутую в воздухе сеть, с которой гроздьями ниспадают хрустальные капли. Я назвал эту работу «Слезы рыбака» — поскольку я вообразил человека, который много работал, но остался без большого улова. Но только зритель может додумать до конца этот образ, он должен представить эту эмоцию, прожить ее. 

Лампа Fllatterby.

О скромности и сдержанности Моя самая большая мечта — чтобы общество по всему миру стало более скромным. Я мечтаю о сдержанности, прежде всего в выражении наших чувств. Настоящий прогресс — и в дизайне в том числе — начнется только тогда, когда скромность будет главным атрибутом любой работы. Мне приходится бывать на многих презентациях и открытиях, и подавляющее число новых вещей настолько блестящи и гламурны, чтоб обычно я возвращаюсь домой в подавленном состоянии. Эти объекты буквально кричат о своем создателе. Эго заглушает здравый смысл, а мне бы хотелось как можно дальше уйти от консьюмеризма в сторону анонимных вещей. Должно быть меньше претенциозности и ощущения, что мы живем в блестящем идеальном мире без проблем. Дизайнеру не надо помещать себя в неприступный замок, откуда он будет спускать указы — он должен искренне любить людей. Дизайн должен отвечать не выдуманным, а настоящим потребностям, только в этом случае есть шанс быть услышанным, и, как следствие, стать успешным. 

Мой успех в большой степени обусловлен опорой на интуицию, а не на расчет. Как только вы начинаете слишком просчитывать и предполагать реакцию зрителя, это убивает непосредственность и свободную работу мысли. Мы не можем знать или предугадать, как препарировать поэтическое на отдельные элементы. Поэзия просто возникает, случается.  

Инсталляция Umbrella
объект Оh, man, it's a ray!
Инсталляция с использованием светильников Flying Flames
Теги:
Автор:
Фото:
Sven Jacobsen/предоставлены пресс-службами