Юлия Атаманенко: cемейная квартира с шедеврами Имзов и кухней Le Corbusier

Юлия Атаманенко: cемейная квартира с шедеврами Имзов и кухней Le Corbusier

Юлия Атаманенко спроектировала квартиру в Москве, в ЖК «Английский квартал». Брутальный, серьезный, спокойный — таким хотели видеть свой интерьер заказчики, семейная пара с двумя детьми. И несмотря на то что квартира находится в «Английском квартале», нисколько не стремились к традиционной классике. Резная мебель, лепные карнизы, обои с арабесками — на подобные излишества они сразу наложили табу и с удивлением наблюдали, как в соседние квартиры завозились барочные диваны и золотые люстры. «Молодые и продвинутые, мои заказчики любят путешествовать. Бывали в разных странах, многое видели. Ценят экзотические породы древесины, питают пиетет к американскому ореху, восхищаются красотой мореного дерева, выловленного из соленых морских вод», — рассказывает  Юлия.

ТВ-cистема изготовлена по эскзизам студии «Атаманенко и Интерьеры» компанией Oldwood, в черные панели вмонтировано акустическое оборудование. Слева кресло, диз. Ч. и Р. Имз, Vitra, справа Кресла Ulivi. Телевизор Sony.

Неудивительно, что клиенты попросили ее включить в проект как можно больше натуральных, тактильных фактур. Мореному дереву, правда, применения не нашлось, но разнообразие отделок и без того поражает воображение. Именно в отделках — богатство и шик этого интерьера. Они расставляют акценты, зонируют пространство, придают ему ритм и динамику, создают в каждом помещении особое настроение. И все это, не нарушая чистоты архитектуры. Простые кубические объемы выглядят сложными и многослойными, природные краски — выразительными. На полу уложена фантастической красоты доска. Ее поверхность обработана вручную рубанком и покрыта тунговым маслом под твердым воском, что придает материалу блеск и глубину.

Кровать Rugiano с кожаным изголовьем подобна лимузину. На стенах шпонированные обои Look’Likes от Decospan и декоративная покраска Baldini. Портьеры Dedar, тюль JAB. Кресло в ткани La Fibule. На полу массивная дубовая доска ITG. Покрывала и подушки сшиты на заказ.

В спальне пол сделан из массива дуба, в ванной из термоясеня — он выдерживает и влагу, и высокие температуры. На стенах шпонированные обои из тика (они частично заходят и на потолок), декоративные штукатурки, панели в черной эмали, живые и выразительные сланец и кварцит. Кухня выполнена из массива брашированного дуба с редкой тонировкой, придающей фактуре объем. Еще здесь есть керамогранит (его серый прохладный тон уравновешивает обилие коричневых тонов древесины), а также сталь, стекло, кожа, серебряная поталь, состаренные зеркала... Зеркал много. Причем, в отличие от обычных, состаренные, как говорит Юлия, позволяют чувствовать себя более расслабленно, размывая детали. Любопытный штрих: когда заказчики переехали в квартиру и увидели себя в зеркалах — именно в тот момент по-настоящему почувствовали себя ее хозяевами. 

Украшение гостиной — кресло с банкеткой (Lounge Chair and Ottoman), работа Чарльза и Рэй Имз. Супруги Имз, одни из главных дизайнеров ХХ века, спроектировали его в 1956 году как современную альтернативу английскому клубному креслу. Каркас выполнен из гнутой фанеры, с которой так любили экспериментировать модернисты, самая роскошная версия — в эбене. Это кресло — чемпион по цитированию в модных интерьерах, знаковая, статусная вещь, которая многое скажет о культурном бэкграунде своего хозяина.

Гостиная. Несущая колонна облицована листами крашеной стали, исполнитель: Handle Studio. Кофейный столик Guadarte.

«Мне нравится классика дизайна, — говорит Юлия Атаманенко. — К ней следует относиться с уважением. Не в каждый проект ты можешь внедрить подобный предмет, не до каждого заказчика донести мысль о его значении». В Америке модель производит компания Herman Miller, в Европе Vitra. На балконе, превращенном в сигарную, расположилось кресло Charlotte дизайна Джузеппе Манцони — известная, проверенная временем модель итальянской марки Baxter, сама респектабельность. Она увидела свет в 1999 году. Его еще называют креслом курильщика: в комплекте предлагается сигарница, которая крепится к подлокотнику, возможен пуф для ног. «Baxter всегда внимательно относится к деталям, — говорит Юлия. — Прилагает средства по уходу за кожей, щеточки, рекомендации, как обрабатывать нубук. Сразу формируется особое отношение к фабрике».

Юлия Атаманенко любит предметы индивидуального изготовления, справедливо полагая, что именно они делают интерьер по-настоящему эксклюзивным. Их немало в проекте. Примечателен, например, обеденный стол. Для него изготовили каркас из металлоконструкций, который приварили к полу, а потом обшили тончайшими листами керамогранита. Из того же материала сделали фартук и столешницу на кухне, придав композиции цельность. Не менее интересна ТВ-конструкция. На стене, отделанной тиком, расположены панели в черной эмали, в которые вмонтировано акустическое оборудование: колонки сабвуфер.

Ванная комната отделана роскошным сланцем и кварцитом. Как признается Юлия, у нас плохо знакомы с этими породами, не понимают их эстетики. «Кварцит живет, приобретая со временем рыжие разводы, в этом его преимущество перед статичным керамогранитом. Сланец слоится, имеет «рыхлую» фактуру, сколы на углах. Его обязательно надо укладывать с расшивкой, оставляя щели и не затирая швы. Была комичная ситуация: строители положили сланцевые плитки «изнанкой» наружу. Пришлось снимать их, заново полировать, укладывать повторно. Мастера, которые хорошо работают с мрамором, не имели опыта с этой породой».

Теги:
Автор:
Фото:
Евгений Кулибаба