Дизайнер плюс девелопер. Как делают интерьеры на продажу?

Дизайнер плюс девелопер. Как делают интерьеры на продажу?

Тандем дизайнер плюс девелопер эффективен и востребован по всему миру. Компания приглашает звезду интерьерного дизайна делать проект, следит за его исполнением, гарантирует фешенебельность.

В результате получаются либо дорогие апартаменты и дома, лишенные индивидуальности, но безусловно качественные. Клиенты покупают их, чтобы не обременять себя заботами, и ценят за высокую ликвидность. Либо интерьеры «от звезды». Что надо сделать, чтобы понравилось всем? Одними из лидеров, сумевших удачно ответить на этот вопрос, стали компании Саndy & Candy и YOO.

Кондоминиум 12 Warren выглядит, как тектонический взрыв в центре Нью-Йорка. Внутри — 13 шикарных дуплексов и триплексов. Один из них оформлен бразильской дизайнерской галереей Espasso и дизайнером Кристиной Маскаренхас (Cristiana Mascarenhas), компания In Plus.

«Наша практика очень разнообразна, — говорит креативный директор Саndy & Candy британец Мартин Кэмп. — От просторной квартиры с одной большой спальней до загородного поместья в 500 акров. Основные источники вдохновения — бесконечные путешествия и сами заказчики».

Архитектор Питер Марино представил жилой кондоминимум The Getty в нью-йоркском районе Челси.

«Конечно, мы проектируем не только сидя в лондонском офисе, — признается Марк Дэвисон, главный дизайнер YOO. — Где бы мы ни начинали — в Англии, Майами, Таиланде, — обязательно ищем эксперта, знатока местных культурных запросов и оттенков вкуса. И еще он должен досконально знать строительные нормы. Важно провести предварительные изыскания и анализ участка, оценить, каких подрядчиков, в том числе и ремесленников, можно использовать на месте. И, безусловно, необходимо правильно выстроить работу с командой заказчика.»

Недалеко от Букингемского дворца завершено строительство здания Nova Building, спроектированноголондонским бюро Benson + Forsyth LLP Architects. Люксовый жилой комплекс на 170 апартаментов — детище девелоперской компании LandSec.

«В проектах «прет-а-порте» предусмотрено все: от  искусства до вилок и ножей».

«Люди воображают, — продолжает Марк, — что у YOO, как у одного из создателей лучших дизайн-домов в мире, все невероятно дорого. И что в наших проектах используются только супердорогие материалы. Это не так, мы можем работать с очень разными бюджетами. Правда, мы уверены, что дизайнерский интерьер по определению дорог, и траты планируем очень тщательно. Для нас работают звезды первой величины: Филипп Старк, Марсель Вандерс, Келли Хоппен, Джейд Джаггер, Кейт Мосс.

Интерьер Barnhouse. Совместный девелоперский проект YOO и Кейт Мосс.

По каким принципам мы их выбираем? Все профи, проектирующие для YOO, имеют узнаваемый стиль, если хотите — индивидуальный почерк, творческую манеру, что позволяет избежать ощущения дорогого конвейера. Их имена должны что-то говорить потенциальным покупателям. И еще: все дизайнеры — наши друзья, близкие нам и нашим заказчикам социально».

Джон Хичкокс, YOO и Кейт Мосс. Проект Barnhouse.

«Фирменный почерк помогает привлечь клиентов, — говорит Келли Хоппен. — Человек знает, чего от вас ждать, и верит в то, что вы делаете». Хоппен десятилетиями вырабатывала свое видение лакшери: спокойные формы, качество отделок плюс «сложный монохром» — мало цвета, много оттенков — от сливочного до сепии и жженой сиены.

Комплекс вилл с ресторанами, бутиками Baglioni в Марракеше — новая работа Дж. Джаггер для YOO. Фрагменты интерьеров.

Иногда потенциальной ликвидности жилья способствует светскость автора. Чем только не занималась Джейд Джаггер, старшая дочь лидера The Rolling Stones Мика Джаггера и его первой жены Бьянки. Она была дизайнером одежды, актрисой, моделью, креативным директором ювелирной компании, совсем недавно выступила в качестве диджея. С 2004-го делает дорогие американские интерьеры в соавторстве с архитектором Томом Бартлеттом. Первый проект, который Джейд Джаггер выполнила для YOO, был жилой комплекс в нью-йоркском Челси за 2,3 млн долл. 

Теги:
Автор:
Фото:
yoo.com