Ираклий Зария: эстетский дуплекс в Лондоне

Ираклий Зария создал в Лондоне pied-à-terre для российских заказчиков. В интерьере сочетал европейский винтаж, японский антиквариат и современное искусство.

Заказчики — семейная пара с тремя детьми. Они любят Лондон, часто приезжают сюда, поэтому приняли разумное решение: чем останавливаться в отелях, лучше обзавестись собственным жильем. Их выбор пал на дуплекс в Кенсингтоне, в доме, который выходит окнами на Гайд-Парк. Оформлять интерьер пригласили Ираклия Зария, который уже сделал для них проект в России.

Над скамьей из позолоченной бронзы (Франция, 1970-е) — работа Марка Кавелла.
Столовая. Стол Карла Спрингера, стулья Мило Бомана. Над столом итальянская люстра из латуни и стекла, 1980. На серванте 1940-х — французские керамические лампы 1960-х. На стене японская ширма XVI века.

Ираклий Зария — мастер эстетского микса. Умеет создавать эклектичные пространства, в которых предметы вступают в диалог. Как он добивается гармонии? «Я руководствуюсь исключительно собственными предпочтениями, интуицией, вкусом». Он любит mid-century, и хотя эта стилистика стала сегодня мейнстримом, в исполнении Зария она выглядит свежо. В свои проекты дизайнер всегда включает японский и китайский антиквариат — по его убеждению, они отлично дополняют европейский винтаж. 

Украшение столовой — японская ширма XVI века со вставками из любовных писем на китайском языке. На серванте 1940-х французские керамические лампы 1960-х. Итальянская люстра из латуни и стекла, 1980.

В этом проекте 80 процентов мебели — приобретенный в Париже и Лондоне коллекционный дизайн. Первоклассные вещи Мило Бомана, Карла Спрингера, Владимира Кагана, Карло Скарпы автор проекта дополнил японскими золочеными ширмами XVI и XVII века. Их теплое сияние согревает дом и гармонирует с латунью в мебели и светильниках.

Красивую симметричную композицию образуют диван в бархате Dominique Kieffer (Galerie Glustin), бронзовые винтажные итальянские консоли и зеркала. На консолях декантеры из венецианского стекла. Портьеры выполнены из шелка Dedar, на стенах обои Holland & Sherr. На переднем плане чаша французского керамиста Эдуара Казо, 1925.
Гостиная. У камина три кресла 1960-х. Столики и изготовленные на заказ ширмы: Galerie Glustin. На постаменте ваза венецианского стеклодува Пино Синьоретто, 1970. Шелковый ковер и зеркало в позолоченной рама выполнены по дизайну автора проекта. На камине принт Олега Кудряшова.
Дизайнер выстроил интерьер по оси, но отказался от абсолютной симметрии, что придало пространству живой, современный облик. Стол дизайна Карла Спрингера — одного из любимых авторов Ираклия Зария. Кажется, что столешница выполнена из мрамора, на самом деле это кожа, покрытая многочисленными слоями лака. Стулья Мило Бомана.

Заказчица хотела чтобы дом не выглядел слишком «лондонским»: в городе, где почти всегда небо затянуто облаками,  нет смысла делать серый интерьер. «Что мне больше всего нравится в моей  клиентке, так это ее чувство цвета. И еще то, что она разделяет мою любовь к мебели 1950-70-х». 

Фрагмент гостиной. Диван Владимира Кагана, 1980. Столики из бронзы и бирюзы Kam Tin, итальянский торшер 1960-х. На стене пастель Алексея Каменского. Портьеры выполнены из шелка Dedar.
Столики из бронзы и бирюзы Kam Tin.

Ираклий Зария начал интерьер с ковров, считая их самыми большими картинами в комнатах, и создал два «полотна» — для гостиной и столовой — по мотивам японского ар-деко. Ковры определили сочную палитру, в которой много бирюзы. Один из самых ярких предметов — винтажный диван в бархате Domenique Kieffer, оммаж творчеству Жана Руайера, которого Ираклий называет в числе своих любимых авторов.

Хозяйская спальня. Кровать изготовлена на заказ в бархате Holland & Sherry. Над изголовьем редкая японская ширма XVII века. На прикроватных тумбах 1970-х лампы в отделке из кожи, автор — Поль Дюпре-Лафон. Стены отделаны обоями Phillip Jeffries из рафии с металлизированным покрытием.
Хозяйская спальня. Кровать изготовлена на заказ в бархате Holland & Sherry. Над изголовьем редкая вещь: японская ширма XVII века. На прикроватных тумбах 1970-х лампы в отделке из кожи, автор — Поль Дюпре-Лафон. Стены отделаны обоями Phillip Jeffries из рафии с металлизированным покрытием.

Дизайнер подчеркивает, что в его проектах всегда высок уровень кастомизации — многие компоненты изготовлены на заказ по его эскизам. «Кутюрные вещи делают проект неповторимым, уникальным». И конечно же много внимания он уделяет подбору произведений искусство. «Арт никогда не играет у меня роль фона или цветового пятна — у него особое, высокое назначение».

Комната дочери. Кровать в шелке Pierre Frey и ковер изготовлены на заказ. Скамья Мило Бомана. Шкаф из латуни и стекла, настольная лампа — всё Италия, 1970. Люстра Карло Скарпы, 1950.

Дизайнер решал не только творческие, но и организационные задачи. Несмотря на то что никакой исторической ценности здание не представляло, приходилось согласовывать с управляющей компанией буквально каждую деталь: вес и дизайн каминного портала, цвет и отделку стен, количество и качество лампочек — причем электромонтажные работы должны были производить исключительно мастера, рекомендованные компанией.

Комната мальчиков. Cтены оклеены текстильными обоями Ralph Lauren Home. На прикроватной тумбе итальянская ваза 1970-х и керамические вазы Роберто Камби, Gallery 88. Арт: Александр Ливанов.
Комната мальчиков. Cтены оклеены текстильными обоями Ralph Lauren Home.

«Мы столкнулись с тем, что в Европе труднее, чем в России, найти хороших строителей, — делится опытом Ираклий Зария. — К тому же они требуют почасовой оплаты, что выходит дороже, и строго соблюдают все выходные и праздники, которых там явно больше, чем у нас. В выходной местные мастера ни за что работать не станут! У британского заказчика планка требований к ремонту ниже, чем у российского. Стыковка материалов, качество покраски — к подобный деталям наши люди относятся гораздо строже. Так что приходилось «воевать» со строителями, требуя надлежащего уровня исполнения». Усилия полностью оправдали себя: яркий лондонский проект нашел отклик на международной арене — украсил обложку американского журнала.

Гостиная. У камина три кресла 1960-х. Столики и изготовленные на заказ ширмы: Galerie Glustin. На постаменте ваза венецианского стеклодува Пино Синьоретто, 1970. Шелковый ковер и зеркало в позолоченной рама выполнены по дизайну автора проекта. На камине принт Олега Кудряшова.

Теги:
Автор:
Фото:
Stephan Julliard

Читайте также

Лучшее за месяц