Вилла Руи Отаке в Сан-Паулу

Гигантский стол из бетона (проект Р. Отаке) начинается как обеденный, а заканчивается как рабочий. Над столом — светильник Fat Super Star датского художника О. Элиассона. Стулья MR, диз. Мис ван дер Роэ.

Руи Отаке (р. 1938) — патриарх бразильского модернизма. Возможно, он не так известен в мире, как Оскар Нимейер, но в Бразилии — один из самых почитаемых архитекторов.

«Нимейер повлиял на меня в юности, — говорит Отаке. — Из сегодняшних авторов особо интересен Фрэнк Гери: одним зданием Музея Гуггенхайма в Бильбао он изменил целый город. Взаимоотношение с городом — главная направленность моей архитектуры. Она должна удивлять, но не нарушать гармонии среды». Почему бразильцы так любят Отаке? Возможно, потому что его пластичные красочные дома созвучны их темпераменту — в них столько зрелищности, веселья и жизни, что на ум сразу приходит сравнение с карнавалом.

На крыше Руи создал открытую террасу. Огромный стол из бетона — его произведение. За ним собираются, когда садится солнце и спадает жара. Стулья Kartell.

Соотечественники гордятся его смелыми, узнаваемыми постройками, такими как отель Unique в форме опрокинутого полумесяца, — один впечатлительный критик назвал его восьмым чудом света. Примечательно, что Отаке — наполовину японец. От матери он унаследовал фамилию, а также раскрепощенность в творчестве и артистизм. Томие Отаке признана «очень важным бразильским художником, соединившим японские линии и бразильские краски». Ее именем назван Институт культуры в Сан-Паулу, ну а кому доверили его строить — догадаться несложно. Здание с волнообразным фасадом, в котором угадываются формы прекрасных гигантских скульптур Томие, стало лендмарком.  

Лестница с деревянными ступенями ведет на второй этаж. На стене — скульптура Л. Эрмано. Лампа в виде капли: немецкая компания Next.

Образец творчества Руи Отаке — небольшая вилла в Пинейросе. Этот район Сан-Паулу считается одним из самых зеленых и здоровых для жизни, поэтому его любит элита: там проживали четыре предыдущих мэра города. Отаке реконструировал старую постройку для своих молодых приятелей —  Даниэла Рёслера, его жены Биа и их двух маленьких сыновей. Рёслер — владелец  галереи современного искусства Nara Roesler.

Черный пол и потолок при светлых стенах визуально расширяют гостиную. Дощатые табуреты Spare Seat — инсталляция скульптора М. Чавеса. Фото на стене: Р. Лопес-Парра. Диван Forma. Лампа Tiffany.
На галерее двухсветной столовой спланирована детская с раздвижным стеклянным потолком.

«В нашем проекте Руи достиг абсолютной свободы», — восхищается Рёслер. Архитектор создал пристройку, увеличив площадь дома до 300 кв. м. Старый фасад закрыл панелью затейливой формы, раскрашенной в яркие цвета, хорошее освещение создал за счет световых фонарей в крыше. Одна стена полностью стеклянная, с раздвижными дверями: в жарком климате связь интерьера с улицей особо актуальна, каждый бразильский архитектор решает задачу, как «открыть» дом. «Нам комфортно в этих мягких линиях, в театральном, но продуманном интерьере», — говорят хозяева. Вилла сразу стала местной достопримечательностью. «Архитектура для меня, — говорит Руи Отаке,  — один из видов искусства, причем самый сложный, — в «произведении» живут и работают люди». 

Пространство лестничной клетки использовано для шкафов.

«В хорошей архитектуре жизнь приятная, не вымученная».

Основной материал дома — железобетон. Отаке красит его на фасаде, а в помещениях оставляет открытым: фактуру создает след от деревянной опалубки. Этот классический прием модернистской архитектуры охотно применяют в Бразилии. Шероховатые поверхности очень выразительны: скромность трансформируется в роскошь. После кризиса и в Европе отмечен рост интереса к «голому» бетону без облицовки, ведь это гораздо более дешевый, а при должном качестве и долговечный материал. В проекте Отаке бетон сочетается с теплым деревом и наливными полами из полимера.

Дом окружен зелеными насаждениями: район Пинейрос — один из самых привлекательных в Сан-Паулу.

Понятие «архитектор» в модернистской традиции автоматически включает и «дизайнер мебели». Специально для проекта Отаке спроектировал столы, которые были отлиты из бетона по месту. Массивный тяжелый образец воцарился на крыше. В центральном двухсветном пространстве появилась конструкция сложной конфигурации: обеденный стол, который перетекает в офисный. Подобная мебель — неотъемлемая часть архитектуры дома.

Кухня с островом — центр повседневной жизни. С гостиной ее соединяет проем оригинальной формы с раздвижной перегородкой из стекла. На апельсиновых наливных полах красиво выглядит стальное оборудование.

«Цвет — это жизнь», — говорит Руи Отаке. И это не просто красивые слова. В Бразилии архитектора уважают за его проект в Гелиополисе — самой большой бразильской фавеле на окраине Сан-Паулу. Отаке раскрасил здесь несколько улиц в яркие цвета; каждому домовладельцу было предложено на выбор шесть красок. Жилая среда преобразилась, убогие лачуги стали куда более симпатичными.

«Архитектура должна удивлять и вызывать эмоции», — считает Р. Отаке. Старый фасад он закрыл фигурной панелью. Окна получились маленькие, зато в крыше сделаны световые фонари.

В доме Рёслера архитектор расцветил фасад фиолетовым и желтым — краски сияют на солнце. Внутри стены в основном белые, все-таки хозяин-галерист экспонирует на них яркое современное искусство. А полы первого этажа черные — их чуть глянцевые поверхности визуально расширяют пространство. Отаке владеет полным арсеналом цвета.

Гостиная превращена в галерею. Здесь представлены авторы: А. Толедо, М. Силвейра, Б. Балтар, А. Барайа. Кофейный столик спроектирован отцом хозяина дома, А. Кастро э Сильва, в 1970-х. Шезлонг, диз. М. ван дер Роэ, стол, диз. Э. Сааринен.

Руи Отаке — ученик Оскара Нимейера. Тот соединил принципы модернистской архитектуры Ле Корбюзье и культуру Бразилии, адаптировал «интернациональный стиль» к экзотической реальности тропиков. Так возникло более пластичное направление модернизма. «Меня не привлекает ни прямой угол, ни прямая, жесткая линия, созданная человеком. Меня манит свободно изогнутая и чувственная линия. Та, которая напоминает горы моей страны, причудливые изгибы рек, тело любимой женщины», — писал Нимейер.

Раздвижная дверь выходит на улицу. На бетонной стене со следами опалубки — работа  А. Диаса (справа) и скульптура А. Лешера (слева). 

Теги:
Автор:
Фото:
Bamberghi/Photofoyer