Бернарду Родригеш: дом на острове в Атлантике

Бернарду Родригеш: дом на острове в Атлантике

Архитектор Бернарду Родригеш — об уникальном доме на острове в Атлантике в эксклюзивном интервью журналу ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН. «Красота — это то, что апеллирует к органам чувств, что воспринимается глазами и всем телом. Соответственно и архитектура, чтобы быть красивой, безусловно должна обращаться к чувствам. Гармония форм, материалов и пропорций сообщает зданию комфорт, дарит покой в мыслях и безопасность, а в идеале — вызывает воспоминание об изначальном доме: утробе матери. Плюс некоторая доля театральности — это обязательное условие красивого здания.

Лучшие жилые постройки, по моему убеждению, были созданы в эпоху Ренессанса. Виллы Андреа Палладио, вилла La Roca его современника Винченцо Скамоцци в Италии, в области Венето, — для меня они бесспорные образцы прекрасного. 

После двух мировых войн модернизм был неизбежен. Он изменил большинство городов Европы и выполнил свое назначение: огромное число людей благодаря ему обрело жилье надлежащего гигиенического качества. Но теперь в наши дома пора привнести другие свойства. Конечно, это экологичность и устойчивое развитие, но не менее важна психологическая составляющая: нам необходимы те комфорт, гармония и чувство защищенности, которые дают исторические постройки.

Их богатство цвета, фактур и форм, взаимодействие поверхностей, скользящий по воде луч солнца, драматическое использование тени и света, которое итальянцы называют chiaroscuro, — техника, до совершенства доведенная Леонардо да Винчи. Все это я хотел воплотить в своем проекте House on the Flight of Birds. 

Несмотря на экспрессивную архитектуру, мое здание абсолютно классично: в плане — палладианский квадрат 15 х 15 м. Примечательно, что муниципальные инстанции утвердили проект без проблем. 

Дом стоит на острове Сан-Мигел в Атлантическом океане. Я здесь родился (и построил не одну виллу), здесь живут мои родственники по отцу. Это фантастически красивое место. Отрезанность от материка, окружение океана, суровая природа, штормовые ветра, дожди — все это вызывает необходимость в убежище в самом прямом смысле слова.

 Красная стена защищает с севера от суровых океанских ветров. Объем, в котором располагается лестница, соприкасается с внутренним прудом внизу и пропускает свет с южной стороны.

Заказчики — молодая пара сорока с небольшим, моя двоюродная сестра и ее муж, обоих я знаю с детства. У них две дочки восьми и двенадцати лет. Сестра с мужем медики, очень социализированны и активны, любят принимать гостей и родственников. Им нужна была защищенная площадка, чтобы, даже когда льет дождь и дует ветер, можно было устраивать обеды и ужины на свежем воздухе. Мы придумали два крытых патио, надежно загороженных стенами, и полностью застекленную, чтобы видеть изумрудную траву и деревья, гостиную.

Вид на крытое патио с прудом. Помимо декоративного у водоема есть и функциональное назначение: защищать остекленную гостиную. Даже в штормовой ливень на окно не попадает ни капли.

На втором этаже комнаты, напротив, более закрытые, камерные. Создать пространство, которое укрывает от непогоды и солнца, поддерживает оптимальную температуру и в то же время открывает бескрайний вид на окружающую природу, ухоженную ферму и грандиозный дикий ландшафт, — эта идея была интересна мне как архитектору». 

Местонахождение проекта — муниципалитет Рибейра-Гранде на северном побережье острова Сан-Мигел. Он входит в Азорский архипелаг — это два часа лета от Лиссабона на запад. Здесь практически нет промышленности, царствует восхитительная природа. Бернарду Родригеш, Bernardo Rodrigues Arquitecto, споря с канонами модернизма, не стал встраивать дом в ландшафт, а, напротив, ярко выделил его: «Произведение человеческих рук и ума должно не скрываться, а громко заявлять о себе».

Крытое патио рядом с кухней, здесь устраивают обеды и ужины в плохую погоду. Луч света, падающий из прорези в потолке, завораживающе скользит по водной глади внутреннего пруда.

Родригеш применил традиционный для критикуемого им модернизма материал. Однако сверху покрыл бетон штукатуркой. С фасадов она покрашена в бледно-серый и красный тон, который особенно красив на закате; внутри появляются коричневый и нежно-зеленый. Стальные рамы дверных и оконных проемов с внутренней стороны отделаны деревянным кантом (это хорошо видно на фото кухни справа): дерево более дружественно человеку, чем металл.

Кухня со световым фонарем обыгрывает конфигурацию старинного дымохода. Стены архитектор покрасил в легкий зеленый оттенок, чтобы «создать постепенный переход к краскам сада».

«Главной моей задачей было создание рафинированного комфорта, сравнимого с тем, что человек испытывает в материнской утробе. Я хотел передать первые впечатления человека о свете, звуке и температуре воздуха, ощущение пребывания в ласковой водной среде».

Идея «водной среды» воплощена буквально: в крытом патио устроен пруд. По его поверхности красиво скользят солнечные лучи, проникающие сквозь световые фонари и прорези в кровле. Патио с прудом — буферная зона. Защищает застекленную гостиную от ударов стихии, помогает поддерживать оптимальную температуру.

Вид на двухсветную часть гостиной с выходом в сад. На втором уровне — галерея, ведет в спальню. Металлическая рама слева соединяется с лестничной клеткой.

Родригеш использовал преимущественно встроенную мебель: «Я создал объемы, которых не видно, поэтому живущие в доме люди ощущают напрямую материалы, фактуры дерева, металла, воды. Ничто не препятствует их единению с природной стихией».

Детская. Окно выходит на бассейн и патио. Встроенную деревянную скамью архитектор Родригеш называет «сиденьем-утробой». «Ребенок может на ней читать любимые книги и спать в позе эмбриона».
Теги:
Автор:
Фото:
Fernando Guerra | FG+SG

Читайте также

Лучшее за месяц