Этторе Соттсасс: ферма в Альпах

Массажная комната при зоне спа. Отделка из мелкой плитки напоминает о прошлых десятилетиях, когда гремела слава Соттсасса. На стене — кинетическая скульптура Ф. Стеллы.

Ферма в Альпах — поздняя работа великого Этторе Соттсасса для семьи друзей. Исследователи единодушно признают, что пос ле восьмидесяти он повзрослел: «Стало меньше цвета и странных форм, больше элегантности, ума». Соттсасс продолжал развиваться, находя в старении своеобразную сладость жизни.

Одна из последних, зрелых его работ — реконструкция в окрестностях Доббиако. Городок на склоне долины Пустерия в Южном Тироле известен своими красотами и тем, что здесь любил бывать Густав Малер. Местные жители пешком ходят в Австрию и хорошо говорят на двух языках — итальянском и немецком.

Третий — мансардный этаж отведен под кабинет-библиотеку. Чтобы сохранить высоту помещения, потолочные конструкции оставлены открытыми.

Старинную ферму Ханзерхоф, известную с XVIII века, приобрел давний приятель архитектора, сенатор Франко Дебенедетти. Соттсасс познакомился с ним через брата, инженера и промышленника Kарло Де Бенедетти, который 15 лет возглавлял Olivetti (разное написание фамилий братьев — не ошибка: Карло отделил частицу «де», придав своему имени больше аристократизма). Сенатор очень любит свой дом с видом на Доломитовые Альпы. «Он и в настоящем, и в прошлом, и в будущем». А главное — это музей великого Соттсасса.

Вид с террасы на Доломитовые Альпы и долину Пустерия. Неподалеку хижина Густава Малера, где композитор написал «Песнь о земле» и Девятую симфонию. 

Уважение к традициям — лейтмотив реставрации. Автор убрал наслоения, которые накопились с XVIII века, включая «достижения цивилизации» вроде гипсокартонных перегородок. Снаружи стены законсервированы со всеми их неровностями и покрыты белой штукатуркой.

Ванная комната хотя и с маленьким, но с окном. В нем вид Доломитовых Альп. Очень красиво сочетание рисунка мрамора с мелкими квадратами плитки.

Сохранены и маленькие окна, характерные для местной архитектуры. В то же время альпийская аутентичность оживлена сильными современными знаками. Например, вместо типичного деревянного балкончика над входом появился широкий карниз из оксидированной меди. Его поддерживают две массивные колонны из черного мрамора. Тема «столпа» продолжается и внутри: по дому расставлены  характерные столики Этторе Соттсасса.

Сложная система хранения спроектирована специально для дома. В отличие от стеллажей периода Memphis'а этот не такой яркий и веселый, зато абсолютно функциональный: еще и маскирует вентиляционную решетку.
Вокруг камина — живописная группа. Здесь и деревенское искусство, и мебель финского классика А. Аалто, и пуф с мотивами ар нуво. На стеллаже справа — уменьшенная копия стеллажа Carlton, созданного для Memphis в 1981 г.
Кабинет. Классический стул М. Тонета дополняет мебель Э. Соттсасса.

Внутренние изменения более радикальны. Прежде всего, серьезно проработано все, что касается  комфорта: установлена система климат-контроля, в пол встроено отопление, настенные радиаторы обеспечивают независимый обогрев каждой комнаты. Оборудован неплохой спа-комплекс с гидромассажем. 

Хозяйская спальня. Эклектичный шкаф — модель Э. Соттсасса.
Деревенская мебель, скульптура Э. Вурма, лампа Э. Соттсасса неожиданно образовали гармоничную группу. Есть в них общее — веселая наивность.

Планировка современна. Весь внутренний объем выполнен как череда перетекающих друг в друга помещений.  На первом — open space из гостиной и столовой связан с кухней и большой винотекой. На втором этаже — спальни, ванные, спа и постирочная, соединяющаяся с гаражом. Третий этаж занимает большой кабинет-библиотека с выходом на просторную террасу. Это единственное помещение с обширным «неальпийским» остеклением — самое светлое в доме.

В мансарде самые большие окна — она буквально залита светом. Слева Sphinx (Caryatid) — скульптура М. Куина из крашеной бронзы. Антикварный диван обтянут современной тканью.

«Мой дом — история о старых воспоминаниях и новых страстях и желаниях», — говорит о своем жилище сентиментальный  хозяин. Каждая комната содержит вещи, оставшиеся от предыдущих поколений:  старинные  реликвии, которые эффектно cмешиваются с современным искусством и дизайном. На стене — галантные сцены XVIII века, под ними — расписные деревенские стульчики, а рядом новая любовь: Марк Куин или Энтони Вурм. Объединяющее начало — узнаваемый дизайн Соттсасса, причем немало вещей он спроектировал специально для дома. Здесь же предметы классиков — Алвара Аалто и Михаэля Тонета. Возможно, Соттсасс и свое место в истории видел рядом с ними?

Терраса. Мраморный стол окружают алюминиевые стулья.
Одна из двух колонн черного мрамора, установленных по бокам от входа.

Панорама за окном — абсолютная доминанта. На закате Доломитовые Альпы внезапно меняют цвет и  становятся оранжево-розовыми. Это явление называют здесь «альпийский пыл».В интерьере представлены элементы в подобной гамме — как ярких, так и разбеленных оттенков. 

Золотистое дерево хорошо сочетается с разбеленными оттенками голубого. В проеме видна фотография В. Бикрофт.

Соттсасс прожил девяносто лет и оставил безграничное наследие. Попробовал себя в роли архитектора, промдизайнера, художника, издателя, фотографа, теоретика, керамиста. На его счету частные виллы, аэропорт в Милане, интерьеры модных бутиков и огромное количество больших и маленьких предметов: от светильников до офисной мебели, от дорогой посуды до телевизоров, от ювелирных украшений до стеллажей.

Диван — образец творчества «позднего» Соттсасса. На стенах — его же фотографии. Грубоватая фактура штукатурки напоминает о деревенском адресе дома. Красные акценты — и в рамах, и в обивке, и в этническом ковре.

Соттсасс сотрудничал со многими компаниями, но ни в одной, как бы мы сейчас сказали, «не состоял в штате». Предпочитал свободу. Специалисты по Соттсассу отмечают в нем поразительную способность маневрировать между массовым производством и элитарными вещами.

В 1980-м создал свою студию Sottsass Associati. А 1981 году возглавил группу, с которой прогремел на весь мир. Это был Memphis, и Соттсассу было 64 года! Участники придумывали ироничные, веселые, яркие, при этом малофункциональные, нетехнологичные и, положа руку на сердце, довольно уродливые вещи. Идея: форма продукта не самоцель, а дизайнер не слуга промышенности.

Соттсасс всегда был неравнодушен к ярким поверхностям. Для стены в спа-зоне он использовал мелкую позолоченную гальку, вмонтировав ее в цементную основу.

«Мы поставили индустрию на службу дизайну. Раньше все было наоборот». Именно тогда возник культ творца, установилась граница между обычным продуктом и именным. Первая выставка группы взорвалась в священном мире дизайна, как бомба. Среди богемы начался ажиотаж, Карл Лагерфельд обставил свой пентхаус в Монако исключительно мебелью от Memphis. Так Соттсасс поставил функциональность предмета на второе место, выдвинув «стиль жизни» на первое. 

Теги:
Автор:
Фото:
Santi Caleca/Photofoyer

Читайте также

Лучшее за месяц