Экология и ресайклинг в квартире-офисе Шарля Кезана

Красный круг Ж. Русса и работа The End К. Мартина, исполненная на стекле, наложились друг на друга, создав интересную многослойную обманку. Интриги добавляет стул-дерево Ш. Кезана.

Когда Шарль Кезан (р. 1972) объединил в Брюсселе квартиру и офис, он понял, что должен не просто создать комфортный интерьер, но и удивить. 

Мечта многих горожан — до минимума сократить расстояние между домом и местом работы. Ее блестяще реализовал дизайнер Шарль Кезан, обустроив жилище и офис в одном пространстве — в квартире, расположенной в прекрасном районе Брюсселя, неподалеку от площади Святой Екатерины.

Красный диск — произведение француза Ж. Русса (2013). Краска нанесена фрагментарно на разные плоскости — стены, дверь, наличники, потолок, но при определенном ракурсе считывается как цельный круг. В камине — работа болгарина И. Димчева под названием Cloud («Облако»).

Кезан, получил многогранное образование. Он окончил Королевский колледж искусств в Брюсселе, во время учебы посотрудничал с Жаном Нувелем. Затем изучал дизайн в Лондоне и имел возможность попрактиковаться под началом Рона Арада. Наконец, освоил в Японии целый ряд прикладных искусств, в частности ткачество и оригами. Шарль оформляет дома, галереи и кафе (критики особо отметили его Pixel Bar, где в отделке потолков и стен использовано 7500 подушек, создающих пиксельный эффект), проектирует мебель, а также часы и аксессуары лимитированных серий для Swatch и Hermès.

Стол авторства Ш. Кезана: столешница выполнена из массива дуба, опорой и декором служат тонкие стволы бука. Вокруг стола стулья из березы шведа С. Маркелиуса (1932). Слева тумба 1950-х из палисандра, диз. Ж. Вабб.
10-метровый стол с древесными стволами Ш. Кезан создал два года назад и представил его во время ярмарки Art Brussels. Автор назвал объект «Фантазии Шарля». В своей квартире он использует стол и как офисный, и для приема гостей. В новогоднюю сервировку включены изделия Christofle.

Кроме того, выступает как «чистый» художник. Может украсить Дворец юстиции инсталляцией из 10 000 оригами в виде цветка ириса — символа бельгийской столицы. Оригами выполнили заключенные (их работа была оплачена) из страниц экземпляров гражданского кодекса.

Столовая. На стене большая работа китайского художника К. Янга.
Над диваном из палисандра, диз. Ш. Кезан, работа К. Мартина As a Matter of Fact.

Свою квартиру-офис Шарль оформлял не один, а с помощью Сюзанны Ингбер, дизайнера интерьеров из Антверпена. Большое пространство состоит из двух частей. Одна из них старинная, с дубовым паркетом, каминами черного мрамора, арочными проемами, окнами и дверями с мелкой расстекловкой — атмосфера прошлой жизни сохранилась здесь в неприкосновенности.

С винтажными креслами Г. Ланга (1965) из дерева и парусины отлично сочетаются африканские табуреты из Руанды, Кении, Танзании.

«Мы следовали формулировке да Винчи: простота — крайняя степень изощренности».

Другая половина современная: с наливными полами, панорамным остеклением от пола до потолка и четкими линиями технического света. Шарль и Сюзанна не пожалели труда, чтобы привести эти два пространства к гармонии. Как говорит Кезан, они руководствовались формулой Леонардо да Винчи: «Простота — это крайняя степень изощренности». Результатом стал дорогой, артистичный минимализм. Как жилье, это место дарит уют и комфорт. В режиме офиса — оказывает стимулирующее воздействие. Именно здесь Шарль Кезан исследует материалы, проектирует, создает объекты — творит. 

Фрагмент фото В. Девлойе Marble floor («Мраморный пол», 1989). Конь из оранжевой кожи в технике оригами, диз. Ш. Кезан, Hermès.

 

Hairy chair — скорее арт-объект, чем сиденье. Ш. Кезан использовал в нем нарезанные соломкой страницы старых журналов.

Экология и ресайклинг — та ниша, которую уверенно занял бельгийский автор. Он озабочен созданием продуктов из переработанных материалов — разрабатывает мебель в технике оригами, которую выполняет из старых журналов, причем листы используются как целиком, так и нарезанные соломкой. Придумал сумку-авоську из старых афиш агентства TBWA (впрочем, есть и гламурная версия из кожи).

Гостевую спальню украшает инсталляция бельгийца Ф. Самина: 365 золотых квадратиков с отпечатанным словом ici (в переводе с французского «здесь»). Низкая кровать без изголовья напоминает японский матрас-футон. В нише, отделанной мрамором калаката, установлена раковина из того же материала.
Спальня. В углу винтажное кресло, диз. Освальдо Борсани (1930-е).

А его стол Charles Fantasies, призван утолить тоску горожанина по контакту с природой: тонкие деревца «прорастают» сквозь столешницу. Во время презентации за столом сидели 36 человек, над ними летали 36 волнистых попугаев. То, что начиналось как арт-инсталляция, оказалось применимым в повседневной жизни: стол с деревьями Шарль установил в собственном доме. Правда, уже без птиц.

Кухня, несмотря на внешний аскетизм, позволяет готовить вкусные блюда — этому занятию хозяин дома отдается со всей страстью.

Особый шарм апартаментам в Брюсселе придают произведения искусства. Их небанальный выбор говорит о незаурядном вкусе хозяина. «Я старался не упускать из виду главную мысль: тщетность всех вещей, хрупкость бытия, — говорит Шарль. — Эта старая тема вдохновляет художников начиная с эпохи Возрождения, современные авторы наполняют ее новым содержанием».

Ценно, что некоторые работы созданы что называется «по месту». Среди них красный круг Жоржа Русса, который лишь с определенного ракурса выглядит кругом, а на самом деле  состоит из разрозненных фрагментов. Фотограф Русс прославился снимками помещений, будто дополненными в фотошопе цветными геометрическими фигурами. На самом деле всё с точностью до наоборот: сначала он оформляет стены, пол и потолок. А лишь затем берет в руки камеру. 

Автор проекта и хозяин дома, дизайнер и художник Шарль Кезан.

Теги:
Автор:
Фото:
Jean-Francois Jaussaud / Luxproductions