Квартира Шахана Минассяна в Париже

Хозяин квартиры Шахан Минассян. Рядом бронзовая скульптура Г. Бертойи. Кресла, диз. Ф.-Л. Райт. Стеклянный столик Rafael.

Собственное жилье дизайнера и галериста Шахана Минассяна в Париже — энциклопедия фирменных приемов. Каждая фактура здесь обладает своим тембром. Шахан умеет организовать из них благозвучные аккорды.

Артистичный дом — итог очень необычной профессиональной карьеры. Топ-декоратор и галерист Шахан Минассян родился в Бейруте, в 1976 году эмигрировал с родителями из Ливана во Францию, а через два десятка лет завоевал Европу и Америку. Минассян изучал архитектуру, работал у Ральфа Лорена. В 1993 году владелица ресторана на Вест-авеню в Майами увидела его проект, опубликованный в журнале, после чего пригласила обновить интерьер своего заведения. Так появился Starfish — культовое место 1990-х, а Минассяну начали поступать заказы из Лос-Анджелеса и Нью-Йорка. Майами вдохновил его привезти малоизвестных американских дизайнеров в Европу. Именно Шахан открыл Старому Свету Пола Эванса, Карла Cпрингера, Эдварда Уормли. Теперь все они представлены в его парижской галерее в Сен-Жермене на рю де Лилль.

Палитра гостиной безупречна. «Сливки», «золото» и черный смешаны как на холсте большого мастера. Шелковый ковер, диз. Ш. Минассян. Два кресла, диз. Т. Робсджон-Гиббингс. Над камином полотно Р. Серра, справа маленькая керамическая работа Л. Фонтаны. На стене слева картина Д. Шабеля. Диван, диз. Ф. Мунари, 1950-е (Galerie 88).

«В начале я просто продавал предметы, которые мне нравились. Потом в течение многих лет инвестировал в создание коллекции. Сегодня диваны Владимира Кагана и комоды Пола Эванса — маркеры элегантного интерьера. Но потребовались годы, чтобы ввести в обиход эти предметы. Многие из авторов за это время так выросли в цене, что сейчас я уже не смог бы их купить. Поэтому жить среди них особенно приятно».

Контрасты: над массивной креденцей П. Эванса (1969) Шахан поместил воздушную фотографию Дж. Пирсона 29 Palms. Интересны бронзовая скульптура Паттерсона, ваза муранского стекла и две вазы из патинированного металла (Япония, XIX в.).

Проекты Минассяна интернациональны, но «своим» городом он называет Париж. «Это моя крепость, мое вдохновение». В собственной квартире дизайнер решил сохранить чисто французские коды: профили, карнизы, лепнину, окна-двери. Но все же адаптировал пространство под свой образ жизни. «Например, мне совершенно не нужна столовая, а малая гостиная — необходима. У меня есть стремление к мягкости, комфорту, к избыточной чувственности и теплу. Конечно, тут говорят мои восточные корни! Мои предпочтения воплощены здесь максимально, ведь этот интерьер — квинтэссенция моего вкуса, витрина моего стиля».  

Малая гостиная. Диван, диз. В. Каган. На стене полотно Дж. Мартина. Торшер, диз. Г. Креспи. Геридон, диз. Ф. Икили. Геридон на «птичьих лапах», диз. Р. Пру. Светильник, диз. П. Эванс. Столик, инкрустированный бирюзой, Kam Tin.

Для стиля Минассяна одной из фирменных характеристик является спокойная сбалансированность, «безмятежность» пространства. Его интерьеры запоминаются атмосферой. «Мне неприятен покой пустой белой коробки. Келья монаха слишком скромна для меня! Люблю предметы, их характер, их диалоги и отношения. Формы и фактуры образуют упоительные композиции — как можно от этого отказаться?! Единственный способ организовать разнообразие — придерживаться монохромной палитры. В моей квартире царит цвет сливок, теплый, высветленный и умиротворяющий».

Внушительная по размеру спальня поделена на несколько функциональных зон. На стеллаже, диз. Ш. Минассян и П. Лейн, выставлена коллекция керамики в цвете экрю. Два кресла, диз. Ф. Мунари. По сторонам от кровати комоды (США, 1940-е). На стене фотографии М. Фредерикса, Э. Уорхола и Р. Мэпплторпа. Скамья из стекла, диз. Э. Раберг.

Самым ярким цветом интерьера выступает бирюзовый тон. Выбор его неслучаен. «В детстве мы с родителями ходили в один ресторан в Библосе (сегодня город носит название Джебейл), в котором была витрина, наполненная украшениями из бирюзы. До сих пор помню свечение яркого голубого тона. С тех пор стараюсь использовать этот камень в моих проектах. Более того, мне нравится искать оттенок бирюзы в других материалах: в стекле, керамике и даже зеленоватой патине, проступающей на бронзе». 

Диптих Scholar Rocks — работа Н. Лоренц. Канапе, диз. Ш. Минассян. Столик, диз. Ф. Икили. Шезлонг Erica, диз. В. Каган.

По словам Минассяна, чрезвычайно важно, чтобы декоратор был искушен в тонкостях освещения. «Мне нравится, когда пространство мягко обволакивает вас, будто заворачивает в шаль. Чтобы достичь такого эффекта, используйте непрямой, рассеянный свет или расположите источник на уровне глаз (попробуйте, вы сразу почувствуете, как работает этот принцип). Все мои светильники стоят на консолях или на других предметах мебели.

Шахан формирует ансамбли смело и изобретательно. Черный фон для «натюрморта» образует работа Д. Рота. Консоль из камня, диз. К. Спрингер. Лампа, диз. К. Скарпа. Бронзовая ваза и объекты, диз. Аубёк.

Никаких потолочных спотов! Необходимо, чтобы объекты были красиво и деликатно подсвечены, как модели на портретах. И конечно же, нет ничего прекраснее, чем естественное освещение. Используйте его максимально! Оно меняется в зависимости от времени суток, варьируя тени и цветовые рефлексы. Каждые три часа вы получаете новую тональность».

Стол в кабинете Ш. Минассяна: благородный блеск старинного и состаренного металла.

«Я сочетаю материалы, которые поглощают и отражают свет. Если поверхности матовые, лучше, чтобы они были рельефными, если сверкающие, то хорошо смотрятся материалы с радужным эффектом, например обливная керамика. Бесконечно могу играть контраcтами между бархатистым и отчеканенным, грубым и шелковистым, атласным и шершавым. Я не боюсь брутальности бетона, металла, бронзы, особенно когда материал уже побывал в руках одаренного мастера и обрел форму произведения искусства».

На камине выставлен фирменный шахановский натюрморт. Курьезы и искусство перемешаны. Керамика П. Лейна, гипсовая голова К. Гидена, гипсовые архитектурные формы XIX в. Сверху полотно Р. Серра.

Его дом полон именных работ. Тут есть почти все маcтера, произведения которых Шахан продает как галерист. «Я сын ювелира, поэтому чувствителен к индивидуальной манере автора. Много работаю с Нэнси Лоренц, Питером Лейном, Антуанеттой Фарагаллах, Шизу Имаи. Недавно начал сотрудничать с Франсуа Маскарелло. Мне нравится вдохновлять художников на совершенствование их мастерства». 

Проход-галерея, соединяющая две гостиные. На стене «черные» работы Д. Рота. Ч/б кресло, диз. Э. Соттсасс. Обезьяна — скульптура Ф.-К. Лаллана.
Фрагменты экспозиции галереи Ш. Минассяна на выставке авторских предметов в Министерстве иностранных дел Франции.

Теги:
Автор:
Фото:
Jerome Galland / AD FRANCE