Жан-Луи Деньо: квартира в подарок

Они женаты тридцать лет. На юбилей он сделал ей подарок. Изысканный и нетривиальный. Преподнес квартиру в Лондоне, которую оформил сам Жан-Луи Деньо. 

Супруги не отмечают день свадьбы: однако в том году муж, загадочно улыбаясь, настоял, чтобы они полетели в Лондон. «Xочу сделать тебе сюрприз», — сообщил он накануне. Супруга всегда оказывалась слишком верна своим привычкам и номеру-люкс в Dorchester Hotel, поэтому ни о чем другом не думала. Но из Хитроу они поехали не в отель.

Пол выложен мрамором сортов каррара и савойский голубой. Роспись стен имитирует мраморный рисунок. Консоль изготовлена на заказ. Дверь справа ведет в гостиную, дверь в конце коридора — в хозяйскую спальню.

«Входя в квартиру, я подумала о дочери, ведь она хотела провести лето в Лондоне. И только после поняла, что подарок для меня. Не могу описать словами, что почувствовала», — вспоминает хозяйка. Квартира находится в двух шагах от отеля Dorchester в районе Мэйфейр.

Гостиная. Столик из бронзы и мрамора слева — Maison Jansen. Мраморный портал камина куплен на сайте Onsite Antiques. Римский бюст, Galerie Bazin, лампа Saturn, 1970, алебастр, 88–Gallery. Зеркало в бронзовой оправе — работа Э. ван дер Стратена.

«Муж знает, как я люблю зелень под окнами!» Адрес был прекрасен, но для того, чтобы квартира стала настоящим подарком, муж обратился к несравненному Жану-Луи Деньо. С этим известным парижским декоратором супруги уже сотрудничали в Индии. 

Гостиную и столовую разделяет созданный на заказ консольный стол. На нем две керамические лампы 1970-х, найденные в Лондоне. Секретер из эбена и пергамента слева изготовлен на заказ. Гипсовый барельеф на стене справа куплен на сайте Onsite Antiques. «Кубистская» люстра спроектирована Гаэтано Сколари в 1970 г. Ампирный стол Galerie Marc Philippe. Позолоченные стулья времен Людовика XVI переодеты в ткань Mida от Sahco.

«Когда я впервые увидел интерьеры, поверьте, они были далеки от идеала, — рассказывает мэтр. — Довольно темные помещения с низкими потолками, с ламинатом на полу, с застекленными дешевым стеклом дверями, как в лаборатории или в приемной у врача. В каждой комнате по одной двери — словно кто-то последовательно друг за другом выстроил обувные коробки». 

Хозяйская спальня. Диван в стиле Людовика XVI куплен на аукционе Drouot и переобит в бархат Fay Braxton. Справа и слева от него — столики из кованого металла 80-х, куплены на 1stdibs.com. Зеркало в раме из папье-маше, Galerie Mougin.

Деньо полностью перестроил пространство. Проход из гостиной теперь ведет в библиотеку, которая, в свою очередь, выходит на спальню. Есть две гардеробные (для мужа и для жены), гостевая спальня, комната для прислуги с кухней, две ванные комнаты и гостевой туалет. Повсюду присутствует микс современных творений и достижений XX века. «Я люблю энергию Ганса Гартунга, его линию, — говорит Деньо. — В ней всегда чувствуется острота и непосредственность. Мне не нравится статичность классического интерьера, я хочу заставить вещи дрожать и двигаться».

Библиотека. Кофейный столик из бронзы и мрамора, Maison Baguès, куплен на аукционе Drоuot. Ковер соткан на заказ в Непале по чертежам Ж.-Л. Деньо. Кушетка 1940-х из эбенового дерева, Galerie Marc Philippe, переобита в ткань Pedroso & Osorio Colmeia. Кресло в стиле Ж.-М. Франка переобито тканью Salzburg от Camato. На стенах — шелковые обои Zoffany. Позолоченные бра изготовлены на заказ по дизайну Ж.-Л. Деньо.

Неудивительно, что жена назвала проект Деньо лучшим свадебным подарком. «Когда вы тридцать лет женаты, вы не ждете уже ничего необычного. Воспринимаете жизнь как должное. Ведь никогда не знаешь, насколько ваш муж любит вас».

Диваны в стиле Людовика XVI переобиты в ткань Donghia. Кофейный столик и торшер — по эскизам Ж.-Л. Деньо. На стене — фото Ж. Триллар из серии Pliages. На создание табуретов Деньо вдохновили работы Ж. Руайера, они обиты в текстиль Sahco.

«Ее первая реакция, была: как ты-то мог все это держать в тайне?» — смеется Жан-Луи. 

Жан-Луи Деньо окончил престижную школу Камондо. И еще, по его словам, самостоятельно изучал классическую архитектуру. «Хотите вневременную резиденцию? Вы не ошибетесь, если будете опираться на постулаты классики: строить пространство с перспективой, в каждом помещении создавать оси и композиционные центры, симметрично расставлять предметы... Пожалуй, ничто не делает классику классикой больше, чем римские бюсты и мраморный пол. Так я оформил холл и входную зону,  — рассказывает декоратор. — Мне нравится использовать камень. Это сразу дает впечатление, что квартира величественнее, чем на самом деле».

Обеденный стол в стиле ампир, галерея Marc Philippe. Ампирные подсвечники, блюдо из алебастра и поднос R&Y Augousti в отделке из шагреневой кожи. Торшер Nathan Gesso, Arteriors. Ковер соткан на заказ в Непале по чертежам Ж.-Л. Деньо.

Не весь интерьер выдержан в классической манере. В работе с текстилем мэтр проявил себя подлинным авангардистом — графика, геометрические орнаменты, смелые сочетания. Деньо стремился к диалогу между стенами и обивкой. «Где-то мне импонировало полностью соединить разные по фактуре поверхности, где-то я нарочито повышал напряжение». Результаты особенно бросаются в глаза в гостевой спальне, где любят останавливаться дети хозяев.

Гостевая спальня. Кровать изготовлена на заказ по эскизам Ж.-Л. Деньо. Кованый металл, позолота. Покрывало из хлопка и льна George Spencer. Подушки в ткани Brunschwig & Fils. Настенная скульптура Ф. Леже куплена на блошином рынке в Париже. Обои Elitis.

Массу приемов Деньо применил, чтобы создать иллюзию простора.  «Когда вы ограничены в объеме, он должен хорошо работать — повторение архитектурной детали отвлекает глаз, — объясняет он. — Таким образом, вы не настолько сосредоточены на ограниченности пространства». Двери повсюду имеют зеркальные вставки. В гостиной стены дополнены колоннами — некоторые из них несущие, некоторые просто декоративны. Необходимо было вытянуть интерьер с невысокими потолками по вертикали. В палитре Деньо выбрал бледно-серые и бежевые тона с небольшим дополнением коричневого.

Консоль изготовлена на заказ. Зеркало Ж.-Л. Деньо спроектировал для Collection Pierre. Бюст XIX в. — копия античной работы. Алебастровая урна, диз. Ж.-Л. Деньо. Стул из махагони 1940-х куплен в галерее Jean-François de Blanchetti и переобит в ткань Donghia.

Двери он сознательно окрасил в черный. «Бледные цвета воспринимаются как легкие, когда вы их сопоставляете с темными». Одно из золотых правил оформления небольших комнат — наполнить их большим количеством мебели. «Если вы используете только пару предметов, они, как правило, смотрятся громоздко и лишь утяжеляют пространство», — утверждает декоратор.   

Теги:
Автор:
Фото:
Stephan Julliard / Tripod Agency