Аrch4: вилла площадью 1700 кв. метров

М-House — проект Натальи Лобановой и Ивана Чувелева (архитектурная студия Arch4). Лаконичная, изящная постройка сравнима с лучшими мировыми образцами.

Работы архитекторов Arch4 всегда отличаются новаторством. Их первый же проект, «самолетная квартира» 1997 года, стала знаковым событием: в небольшое пространство авторы интегрировали детали бомбардировщика и увязали с ними остальной дизайн-проект.

У дома простые, но изысканные линии. За каждым узлом и каждой поверхностью стоит своя история.

Сегодня Arch4 — международная российско-швейцарская компания с офисами в Москве, Базеле и Париже. Всем ее проектам свойственна проработанность, «сделанность» каждой детали, швейцарское качество сочетается с русской фантазией. В портфолио торговые и спортивные комплексы, офисы, бутики модных брендов: Christian Dior, Chanel, Cartier, Louis Vuitton, Vacheron Constantin, Hermès и др. И конечно же, частные виллы.

Вид на дом со стороны сада. В глубине участка рельеф понижается, здание становится двухуровневым. Внизу находятся гостиная, столовая, кухня, винная комната, кинозал. Далее следует блок бассейна.
Со стороны улицы дом одноэтажный. Чередование материалов, неравномерный, но точно выверенный ритм оживляют простые формы здания.

«У нас дом всегда изнутри развивается наружу, — говорят авторы проекта. — Мы его проектируем не как скульптуру, которую разглядывают с фасада, а отталкиваемся от человека который в нем живет, от его привычек и образа жизни. Здание — как шкурка, вторая кожа, обволакивает личность».

Одна из ярких работ — загородная резиденция в поселке Crystal Istra по Новорижскому шоссе, проект M-House площадью 1700 кв. м. Заказчики сообщили архитекторам, что купили дом: он не достроен, но почти готов, надо только только добавить бассейн и кое-что переделать. В общем, работы совсем немного.

Бассейн построили. Но потом стало ясно, что и конструкция у дома ненадежная, и дизайн неудачный — не соответствует ожиданиям заказчиков. Например, в середине трехэтажной постройки был запланирован атриум. Красивый, но бессмысленный: чуть ли не полдома занимала дыра с лестницей. «Мы подсчитали и доказали: лучше снести то, что было, и построить заново, оставив новый бассейн, а также блок с котельной: подведенный газ — очень важный компонент, практикующие архитекторы меня поймут», — объясняет  Иван Чувелев.

Вместо трехэтажного здания появилось двухэтажное — простое, лаконичное, изящное. В нем, правда, тоже есть двухсветная часть, но она занимает не так много места. За счет перепада высот на участке фасад со стороны двора имеет два уровня, со стороны улицы — один: входишь в дом и спускаешься вниз, в гостиную. Такая структура позволила использовать кровлю бассейна под сад, организовать длинные балконы. Весь дом собран как две шкатулки: внутренняя вставлена во внешнюю.

У дома простые формы, между тем за каждым узлом и каждой поверхностью стоит своя история.

У дома простые формы, при этом за каждой поверхностью, за каждым узлом стоит своя история. Здание облицовано кирпичом датской фабрики Peterson — клиент увидел его на одном из других проектов Arch4. У этого кирпича и размер другой, и толщина, и пирог стены для него требуется особый. Применили для наружных конструкций и дерево — африканские породы, привезенные из Либерии. Древесина настолько тяжелая и твердая, что тонет в воде, а для работы с ней используют пилу по металлу: совсем не деревянных свойств материал.

Стеллаж, изготовленный по эскизам авторов проекта, — элемент архитектуры дома.

На нижнем уровне протянулась 18-метровая раздвижная стеклянная стена — архитекторы применили бельгийскую систему Keller. Хозяйка, которая часто остается одна с двумя детьми, посчитала, что стекла слишком много: нельзя ли его как-то закрыть? «Мы стали придумывать защитные «кольчужки», — вспоминает Иван Чувелев. — Поскольку у любого материала есть ограничения по ширине, полотнища должны соединяться между собой. Результатом проведенных исследований стала уникальная разработка, на которую был выдан патент: синхронизированные моторы крутят валы, опуская металлические сетки,  которые соединяются зиппером. Справедливо, что хозяин нашего дома является держателем патента наряду с изобретателем — ведь это сделано на его деньги».

Столовая. Стол Riva 1920. Стулья Vitra, люстра Roll&Hill.

Интерьер — продолжение экстерьера. Здесь схожие линии и материалы. Изготовленная по эскизам авторов проекта мебель — часть архитектуры. Останавливает взгляд лестница: скульптурная, динамичная форма без  дополнительных опор. Она выполнена из железобетона. «Нарисовать можно все что угодно, но это надо еще и воплотить в жизнь. Нам потребовались месяцы расчетов и экспериментов, чтобы добиться устойчивой конструкции. Зато теперь даже на той части, что висит в воздухе, можно хоть прыгать — она не будет вибрировать». Бетон одет в кожух из металла. Его изготовили в Италии, привезли по частям и уже на месте сварили, зашпаклевали и покрасили.

В доме много интересных инженерных решений. Само собой разумеется, что здесь установлен «умный дом». Но главное в другом: каждая система продублирована, если откажет одна составляющая, в строй вступит другая. Швейцарская система вентиляции готовит воздух, увлажняет, для чего берет влагу из бассейна, где та скапливается в избытке... За внешней простотой дома стоят талант архитекторов, изобретательность инженеров, слаженная работа команды.

Иван Чувелев и Наталья Лобанова, архитектурная студия Arch4

Теги:
Автор:
Фото:
Ирина Кайдалина