Дом Адама Линдемана

Расписанный художником Ричардом Вудсом фасад напоминает фахверковую конструкцию. На лужайке — Sphere, cкульптуры Ф. Веста.

Соединить буколические пейзажи с ультрасовременным дизайном и артом сумел нью-йоркский коллекционер Адам Линдеман.

Хозяин этого американского поместья — настоящая звезда. Адам Линдеман — инвестор, потомственный коллекционер, завсегдатай светских мероприятий по обе стороны Атлантики. Он страстный и опытный игрок в поло и собиратель винтажных моделей Rolex, автор бестселлеров Collecting Contemporary и Collecting Design. Обе книги увлекательны, как детективы, и построены на очень личных, откровенных интервью с собирателями, галеристами и специалистами аукционных домов.

«Сначала дом казался экстравагантным и вызывающе ироничным, но мы его полюбили».

В собственной коллекции Адама самые знаменитые авторы современного искусства: Джефф Кунс, Жан-Мишель Баскиа, Такаши Мураками... Среди шедевров — культовая медицинская инсталляция Дэмиена Хёрста «Сон разума», купленная за 2 млн долларов. Адам Линдеман — заметная фигура в нью-йоркском бомонде, в том числе и благодаря своему отцу, миллиардеру, изобретателю мягких контактных линз, Джорджу Линдеману, тоже известному коллекционеру. Кроме того, Адам счастливо женат на Амалии Даян. Нью-йоркский арт-дилер, она — внучка легендарного министра обороны Израиля Моше Даяна.

Веселая гостиная — любимое место хозяина в доме.

Всю неделю перегруженный делами Адам живет с женой и тремя детьми в доме на Манхэттене, который спроектировал британский архитектор Дэвид Аджайе. На выходные уезжает расслабляться и восстанавливать силы в городок Вудсток (штат Нью-Йорк), известный всему миру благодаря рок-фестивалю. Здесь, на берегу реки Сокил, он, по собственному определению, живет «не с искусством, а в искусстве».

Цветные стулья М. Ньюсона, стеклянный стол П. Эванса — они идеально сочетаются с расписным полом и прозрачными фасадами.
На стене — роспись Р. Вудса. На каминной раме — граффити детей Линдемана.

Когда Линдеман впервые увидел этот дом, единственной мыслью было: «Сносить!» Он купил его только из-за 25-акрового участка. Но потом вспомнил выставку Ричарда Вудса в нью-йоркской Deitch Projects: тогда художник расписал фасады галереи под фахверк, стены выглядели неожиданно свежо и смело. Линдеман подумал, что подобный узор будет неплохо смотреться в живописном ландшафте. Пригласил Вудса, и тот покрыл фахверковой росписью внешние стены. А кроме того, разукрасил стену и полы в большой зале, которая объединяет кухню-гостиную-столовую. В эту оболочку хозяин поместил модные образцы дизайна. И разрешил детям похулиганить с каминным обрамлением: их незамысловатые граффити завершили образ богемного дома.

«Сначала дом казался  экстравагантным и  вызывающе ироничным, но мы его полюбили».   

Интересно, что сам Линдеман рассматривает проект как пародию на стиль кантри. Кантри воспевает «уютный загородный дом» в национальном колорите — американское ранчо, швейцарское шале, английский коттедж или русскую избу. Этот милый стиль с грубоватой и наивной простотой не выдерживает критики со стороны интеллектуалов. Линдеман иронично цитирует «фахверк» на фасаде (фахверк — конструкция, несущая основа которой — секции из диагональных балок. С XV века популярен в Северной Европе), а в фирменном узоре Вудса он увидел ироничную имитацию деревенского дощатого пола. Роспись художника на стене гостиной по-современному варьирует мотивы викторианских обоев — райские птицы, цветы и травы.

Художник Ричард Вудс.

Ричард Вудс — главный герой проекта. 45-летний британский художник известен масштабными городскими инсталляциями, ленд-артом, скульптурой и живописью. Но особо прославил его мотив, имитирующий текстуру дерева, которым он покрывает стены, полы и двери. Вудс нарасхват. Совместно с дизайнером С. Ронгом даже сделал мебельную коллекцию для Established & Sons. Недавняя работа — ковер Woodrug. С тем же рисунком, для той же марки.

Cпальня. Металлический каркас в роли традиционного балдахина, изголовье из стеклянной мозаики — работа П. Эванса.

Будучи экспертом, все предметы для дома Адам Линдеман выбирал сам. Произведения французского дуэта братьев Буруллек, ряд объектов Пола Эванса и, конечно, работы фаворита — Марка Ньюсона. Именно его Линдеман считает мастером необычных сочетаний материалов (и финансирует ньюсоновскую компанию Ikepod, выпускающую часы). «Главное, чтобы ни дизайн, ни искусство не выглядели как набор топ-лотов аукционных торгов, — считает хозяин. — Нельзя механически собрать только выдающееся и самое дорогое. Это все равно что съесть слишком много фуа-гра».

Любимое место детей в доме — садовая кровать Lit Clos, диз. Р. и Э. Бурруллеки, Cappellini.

Интерьер входит в диалог с природой за окном. Раздвижные окна от пола до потолка дают возможность семье постоянно любоваться деревьями, небом и лужайками. Палитра — в гармонии с пейзажем. На белой основе разыграна радостная гамма с природными оттенками зеленого. Их дополняет теплый коричневый. Свою роль играют и прозрачное стекло, и отражающие свет поверхности из металла. Они зрительно облегчают интерьер не очень большого дома.

Главные издания в этом доме — каталоги аукционных домов. Цветные дощечки Вудса эффектно проглядывают через стекло стола П. Эванса.

Теги:
Автор:
Фото:
Jason Schmidt