Симон де Пюри: «я хотел стать художником»

Отец четырех взрослых сыновей 66-летний Симон де Пюри, по уверениям друзей, значительно помолодел после свадьбы с Микаэлой, которая младше мужа на 19 лет.

Одна из самых ярких фигур современного искусства, аукционист и диджей-любитель, арт-дилер и коллекционер, Симон де Пюри входит в сотню самых влиятельных людей современного арт-рынка.

«Я вырос в Базеле, что безусловно сказалось на моих вкусах, — признается он. — В Швейцарии мощные традиции устройства эпохальных арт-выставок. Так что с ранних лет я видел лучшее искусство, какое только может быть. Я хотел стать художником. Мечтал о выразительных абстракциях, но рисовал всего лишь карикатуры. Позже оказался в Sotheby’s, где проработал 16 лет, семь лет курировал коллекцию барона Тиссен-Борнемисы — самое крупное частное собрание в 1970–80-х. Дня не проходило, чтобы он что-нибудь не прикупил».

Над камином разместили абстракцию П. Уклански; этот художник родился в Варшаве, живет в Нью-Йорке. Разноцветные стулья — также произведения искусства под названием Uncle, их создал представитель австрийского акционизма Ф. Вест (1947–2012).

Симон дослужился до главы европейского направления Sotheby’s, однако поворотным пунктом в его карьере явилось основание в 1997 году собственного аукционного дома. Четыре года спустя де Пюри стал одним из совладельцев Phillips de Pury — этот аукционный дом взял курс на суперсовременное искусство, так называемые «непросохшие», то есть совсем свежие картины, а также на ювелирные украшения и коллекционный дизайн. Здесь начался служебный роман Симона с будущей женой Микаэлой, с которой они проработали бок о бок 11 лет. Надо сказать, что их лавстори оказалась для всех сюрпризом — они вели себя так тихо, что даже близкие друзья узнали об их тайной свадьбе из сообщений, присланных по электронной почте. А в январе 2013 года еще одна новость ошарашила арт-мир: Симон и Микаэла покидают Philipps de Pury. 

У Симона де Пюри репутация самого известного и харизматичного аукциониста на арт-рынке. «Он обладает мощью Ferrari, элегантностью Maserati и шармом, как у Мисс Мира», — так отозвался о нем один из коллекционеров.
Микаэла де Пюри (девичья фамилия Ноймайстер) родилась в Мюнхене. Как и муж, она с детства была погружена в искусство. Ее сестра Катрин сегодня управляет отцовским аукционным домом Neumeister. Сестра Мартина — совладелица другого аукционного дома.

У пары долго не было собственного жилья: они путешествовали нон-стоп, останавливаясь в гостиницах. «В душе мы цыгане: нас увлекал кочевой образ жизни». Лишь недавно Симон и Микаэла наконец осели, обзавелись собственным «углом» в лондонском районе Мейфэр.

Кабинет хозяина дома. «Серьезное» помещение он украсил работой Electronic Eyes (2011), созданной Os Gêmeos. Под этим псевдонимом работают бразильцы Г. и О. Пандолфо, известные также своими произведениями стрит-арта.

«Симон едва взглянул на этот дом и сказал: отлично, вот то, что надо, — вспоминает супруга. — И мы въехали сюда с коллекцией, которая все это время ждала своего часа в хранилищах». Семья создала новую компанию: de Pury de Pury — такая табличка висит рядом со звонком у двери. Экспертный опыт четы востребован и у коллекционеров, и у молодых художников.

Chemical Wedding — произведение уроженца Цюриха У. Фишера (2009). На переднем плане столик из металла Ring, диз. Garouste & Bonetti. 2000. Limited Edition (30 экз.). Пять лет назад на торгах Phillips de Pury аналогичная модель была продана за 68 500 долл. Потолочный светильник, диз. О. Элиассон.

«С тех пор как я продал бизнес в Phillips de Puri, мы свободны и можем заниматься, чем хотим. В частности, развивать нашу коллекцию». Их собрание разнообразно: вазы китайского автора Ай Вейвея, кресла из игрушечных зверушек бразильцев Кампана, керамика Пабло Пикассо, полотна Урса Фишера, бронза Джорджа Кондо... «Коллекционирование — это зараза, если вы подцепили ее, вряд ли сможете от нее избавиться. Мы с Микаэлой собираем арт вместе: к счастью, наши вкусы совпадают». У пары подрастает семилетняя дочь Диана-Дельфина, которую в семье называют Диди. Судя по всему, девочка продолжит путь родителей: у нее уже есть коллекция резиновых уточек. 

«Арт-мир для новичка — джунгли, без гида в них легко потеряться. На искусстве можно заработать очень много. Но не меньше и потерять». 

На консоли из металла, диз. М. Бонетти, керамика П. Пикассо. «Я люблю эти вещи за вложенный в них юмор», — говорит хозяин дома.

О суеверности Симона де Пюри ходят легенды. «Каждый раз, когда слышу о новом суеверии, то добавляю его в свою коллекцию». За час до аукциона я обязательно съедаю яблоко. Это началось в 1993 году, когда я продавал коллекцию семьи Турн-и-Таксис. У них повсюду стояли блюда, полные яблок, которыми я активно угощался. Аукцион был триумфальным, и я решил, что все дело в яблоках. Факт поедания фрукта я отмечаю стикером в ежедневнике. Он у меня красного цвета. Если постоянно иметь при себе что-то красное, это приносит удачу».

Интерьер семейства де Пюри — образец дома коллекционера. Белые стены, отсутствие декора. Все внимание — на произведения искусства.

Симон проводил аукционы по всему миру, в разных сферах: современное искусство, вино, книги, ювелирные украшения. «В каждом случае действуют свои правила. Самое дорогое, что я когда-либо продал, — ранняя шелкография Энди Уорхола Men in Her Life, забавная работа. Она ушла за 63,4 млн в 2010 году. Мне нравится энергетика аукционного зала. Я как азартный игрок, который испытывает возбуждение, переступая порог казино».

На камине две вазы китайского художника А. Вейвея. Арт-критики окрестили их «вандальными»: подлинники эпохи неолита автор замазал красками дешевых кричащих цветов. Кресло из плюшевых крокодилов, диз. Ф. и У. Кампана, кресло, диз. Р. Арад.

Теги:
Автор:
Фото:
Simon Upton / The Interior Archive / Basset Images