Патрисия Бустос де ла Торре: «минимализм определенно не для меня»

Патрисия Бустос де ла Торре — испанский дизайнер, которая точно чувствует цвет и регулярно обновляет собственный интерьер. Этот проект — другого сорта, это временная квартира для семьи в Мадриде.

Раздвижные двери соединяют столовую с малой гостиной. Тончайшие черные ножки стульев добавляют в интерьер изысканной графики.

«Мне нравится думать, что я исповедую новую, переосмысленную классику, — рассказывает нам дизайнер. — В традиционных интерьерах мне скучно: они такие серьезные, «сделанные», с безукоризненно согласованными тканями на шторах, подушках и покрывалах. Я же предпочитаю рисковать и смешивать разные стили и фактуры. Обожаю взорвать комнату каким-нибудь ярким произведением искусства, скульптурой, таксидермией, леопардовым ковром. Минимализм определенно не для меня.

Фотография Vive Winston Blue из серии Head on Breaking News, автор Д. Портуондо. 2008. Винтажное кресло дизайнер смело переобила тканью с леопардовым принтом Gaston and Daniela, рядом бросила на пол «звериный» ковер.

Саламанку — район Мадрида, где расположена эта квартира, у нас называют «золотой милей»: дорогая недвижимость, лучшие рестораны, модные бутики. Квартира, которую меня пригласили оформлять, расположена на 7-м этаже кирпичного дома 1950-х. Мне понравилась внутренняя архитектура. Я углядела в ней сходство с османовскими постройками Парижа, эту элегантность хотелось передать в интерьерах.

Патрисия призывает активнее использовать зеркальные полотна на стенах — в столовой она продемонстрировала отличный вариант их применения.

Поскольку заказчики — молодая пара с тремя детьми — не являются владельцами жилья, а лишь снимают его, мне предстояло реконструировать объект, не прибегая к лишним затратам. Мы отреставрировали все аутентичные элементы: лепнину, оконные рамы, двери, ручки.

Стиль большой гостиной Патрисия определяет как ретрошик.

Основу меблировки составили предметы, спроектированные мною, плюс винтаж из галерей Мадрида, Лондона и Парижа. Преобладают вещи 1950-х, однако дом безусловно выдержан в эклектике. Мы играли со стилями, следуя интересам клиентов и уважая их вкус. Ведь клиент — тот человек, которому предстоит жить в доме и получать от него удовольствие. Или не получать — если дизайнер был черств душой и невнимателен».

Объект с золотыми листьями — и лампа, и скульптура. Автор: Т. Барби.
В центре композиции кофейный столик из пергамена и латуни. Как и трио скульптурных столиков из латуни и окаменелого дерева, он был найден в мадридском антикварном салоне Jon Urgoiti. В углу диван 1950-х, диз. М. Дзанузо.
Большая гостиная-столовая. Ширма из латуни и акрилового стекла отгораживает диванную группу от обеденной. Белый диван Blasco & Blasco Collection. Перед ним на столике чучело птицы, приобретенное в салоне Candelabro в Мадриде.

В этом проекте я работала в пределах очень нежной, чувственной, женственной гаммы: серовато-бежевые, размытые фисташковые тона, оттенки пудры и тела. Телесно-розовый я особенно люблю, это новый трендовый цвет в нейтральном сегменте. Нейтрально-пастельную гамму при желании можно взбодрить такими сильными акцентами, как «лимон», «лайм» или «фуксия», — подобные комбинации выглядят свежо.
И не забывайте про графику — черные четкие линии светильников, легких консолей, стульев добавляют элегантности и структурируют среду. 

«С ролью золота прекрасно справляется латунь. Латунные светильники 40–50-х выглядят шикарно и благородно».

На американском комоде 1950-х с зеркальной отделкой — французский бюст XVIII в. В глубине диван дизайна П. Бустос, подушки из тканей Сasamance и Jab Collection. «Золотая пальма» приобретена в салоне Candelabro.
Над диваном фотография Pavillon Richelieu из серии Oh Paris, автор Д. Портуондо, 2007. Справа и слева симметрично размещены винтажные латунные бра, Christopher Hall. Зеркальные кофейные столики спроектировала П. Бустос.

На мой взгляд, все цвета имеют право на существование в интерьере, но я бы не советовала злоупотреблять такими, как темно-бордовый. Он и подобные ему абсорбируют свет и быстро старятся — выцветают; их хорошо использовать разве что для комнат с плохим естественным освещением. 

Для кухни Патрисия Бустос спроектировала угловой диван. Как и стены, он отделан гидравлической плиткой марки Zelart. Легка и эффектна французская люстра 1940-х из латуни и стекла.
Для кухни автор подобрала, как она говорит, мебель в стиле французского бистро.

Самые серьезные трансформации у нас претерпела кухня. Мы увеличили ее в размерах, создав полноценную жилую комнату, я называю это американской версией кухни. Встроили угловой диван, где удобно детям и родителям. Стены и основание дивана покрыты гидравлической цементной плиткой — она изготавливается по древней технологии, которая позволяет обойтись без обжига, используя лишь формы и гидравлический пресс. Орнаментальная отделка придает помещению легкий этнический колорит.

Стены спальни декорированы обоями Casamance. На столиках Maison Jansen лампы по дизайну П. Бустос. Фото с перспективой уводит взгляд зрителя вдаль, его автор — К. Хёфер. Под потолком винтажная люстра из богемского стекла.
Винтажное кресло из галереи Beatriz Bálgoma. Изящную линию добавляет торшер Arco, диз. А. Кастильони, Flos.
Для украшения стен автор проекта использовала среди прочего винтажные фэшн-фото Х. Кларка, сделанные для журнала Vogue.

В хорошем интерьере все взаимосвязано, одно немыслимо без другого. Если делаете его самостоятельно, проработайте проект в целом. Чтобы не получилось так, что сначала вы купили паркет для пола, потом задумались над отделкой стен, после чего начали поиск дивана и отправились в магазин за шторами. Цвет стен играет ключевую роль: это самая большая поверхность, первое, что бросается в глаза и формирует представление о доме.

«Не забывайте про графику: черные четкие линии консолей, светильников, стульев добавляют элегантности и структурируют среду».

В интерьере чрезвычайно важны ковры. И еще светильники. Я обожаю люстры, торшеры, лампы и никогда не жалею на них денег — ведь это главные акценты. Чтобы интерьер выглядел роскошно, я наполняю его разнообразными фактурами, смешиваю дерево, лак, мрамор, мех, золото (с его ролью прекрасно справится латунь, латунные светильники 1940–50-х выглядят шикарно и благородно). И обязательно использую мебель с зеркальной отделкой, а также зеркальные полотна на стенах. Они придают интерьеру свежесть и визуально расширяют пространство.»

Дизайнер Патрисия Бустос, Blossom Studio.

Теги:
Автор:
Фото:
Garriga Grau / photofoyer