Doshi Levien: в гостях у семьи дизайнеров в Барбикане

Супруги Нипа Доши и Джонатан Левин живут легко, работают весело и ни в чем себе не отказывают.

Дизайнеры Нипа Доши и Джонатан Левин облюбовали для своего семейного дома лондонский центр  Барбикан. Он шотландец — она индианка, он промдизайнер — она проектирует мебель, он провел детство на фабрике игрушек, принадлежавшей двум поколениям его семьи, — она играла среди сокровищ деда, коллекционера индийской живописи и традиционных тканей. Собственную дизайн-студию Doshi Levien организовали в 2000 году.

Под лестницей круглый стол, диз. Э. Сааринен, и стул, диз. DSW, диз. Ч. и Р. Имз. На стене фотография индийской писательницы и фотографа С. Тарапоревалы. Зеркало, колл. Maya, Doshi Levien.

Познакомились Джонатан Левин и Нипа Доша в лондонском Королевском колледже искусств. За восемнадцать лет успели придумать массу интересных вещей для брендов по всему миру.

В доме многое напоминает о том, что хозяйка индианка. Например, портреты Махатмы и Раджива Ганди.

Нипа, любительница сари, карри, болливудских фильмов и индийских шелков, прежде чем приехать в Англию, отучилась дизайну в Ахмадабаде (штат Гуджарат). Оказавшись в британской столице,  не жалела сил, чтобы, избегая китча и клише,  со вкусом и фантазией интегрировать драгоценные индийские мотивы в глобальный дизайн. Джонатан, бросив школу в 16 лет, выучился на краснодеревщика, серьезно увлекся серийным производством и в конце концов получил лучшее в Великобритании дизайнерское образование.

Гостиная. На полу ковер Raban. В углу стул Сapo. Всё — диз. Doshi Levien для Cappellini.

Супруги  еще с учебных лет друг другу самые строгие критики и бесценные помощники. Нипа дарит их совместным разработкам чувственность и шарм, Джонатан следит за процессом, именно благодаря ему все начатые проекты доходят до финальной точки. Когда родился сын Рауль, пришло время подумать о постоянном семейном доме.

Весь декор и обстановка квартиры стимулируют воображение дизайнеров. На стене постер Ice-Moon и портрет Раджива Ганди. Кушетка Сharpoy, столик Chandigarh, Morosо (диз. Doshi Levien).

Гостиная поделена на уютные уголки. В одном из них стоит диванчик Chandigarh, Moroso, c шерстяной сиреневой обивкой (дизайн хозяев дома). Cветильник Parentesi, диз. А. Кастильоне, Flos.

Супруги были рады поселиться в известном памятнике брутализма 1960-х годов, в одной из башен лондонского Барбикана, где культурная жизнь бьет ключом: фестивали, спектакли, выставки идут круглый год. Отсюда рукой подать до Восточного Лондона, где расположена их студия-мастерская, — они устроили ее в шумном, этнически пестром квартале, рядом с лавками, магазинами винтажной одежды, турецкими, арабскими, еврейскими и индийскими кафе.

Деревянная лестница решена в духе французских модернистов. Украшение гостиной — культовый диван Marshmallow, диз. Дж. Нельсон, Hermann Miller. Cлева стеллаж, диз. Ч. и Р. Имз, того же бренда.
Навесные полки Kali. На них выставлены уменьшенные копии моделей из колл. Chandigarh, Moroso.

Жилище дизайнеров выглядит оригинально. Каждый самый ничтожный предмет поставлен или повешен с особым вниманием. Ножницы, лампы, зеркала из их коллекции Maya, постеры — всё размещено так, что выглядит мандалами для медитации. «В Индии почти любое бытовое дело окружено ритуалом. Важна каждая деталь — как застелена постель, как приготовлена еда, как расставлена посуда. Причесаться, умыться, одеться — любое действие требует сосредоточенности и особого порядка», — говорит Нипа. В доме, помимо спальни, детской, кухни и небольшой гостиной, оборудована просторная студия.  Ведь рабочий процесс не останавливается никогда. 

Общий вид многоквартирного дома в квартале Барбикан.
Спальня хозяев оформлена скромно, но с фантазией. Здесь много дневного света. Кровать, которую Нипа и Джонатан спроектировали и собрали сами, застелена индийским покрывалом. Как во всех комнатах, здесь висят зеркала из их коллекции Maya.

Жилой комплекс Barbican Estate —  крупнейший в Европе центр. Помимо жилья, здесь есть концертные залы, театры, площадки для выставок и перформансов. Барбикан славится программой в области искусств, кино, театра, музыки и танца. В 1940 году район сильно пострадал от бомбежек немецкой авиации. К 1951-му здесь был заброшенный пустырь, рядом с которым проживало всего 48 человек. Решено было построить жилой комплекс на 4 тысячи семей с развитой инфраструктурой. В 1969 году Barbican Estate был официально открыт. Три многоэтажные бетонные башни спроектированы архитекторами Чемберленом, Пауэллом и Боном. Весь комплекс — образец послевоенного брутализма. 

В рабочей студии много разноцветных предметов разнообразных форм. Даже стулья у дизайнеров разные.
Мастерская. Каждый бытовой предмет — источник вдохновения для дизайнеров. Поэтому ножницы, степлеры, папки выглядят как декор. На стене висит работа Н. Джоши Eye for Design.
Рабочая студия полна разнообразных предметов. Дизайнеры любят наборную мебель и не стремятся к симметрии. На переднем плане — кресла Paper Planes и Uchiwa, диз. Doshi Levien.
Джонатан и Нипа отдыхают и работают дома.

Жилье выглядит единым пространством благодаря умелой планировке и выбору мебели. Квартира решена как белая коробка: стены, пол и потолок  — загрунтованный холст, на котором можно написать или выложить, что хочешь. Здесь нет капитальных стен. Главные ограничители пространства — раздвижные остекленные двери. Мебель Нипа и Джонатан выбирали низкую, визуально облегченную. В квартире много открытых полок.
А вот навязчивых вертикалей почти нет.

Нипа и Джонатан ценят оптимистичные нечванливые предметы. Неслучайно в их доме нашли место хрестоматийные вещи 1950-х годов — диван Джорджа Нельсона, стол Ээро Сааринена, стеллаж Чарльза и Рэй Имз. Cобственные кресла, зеркала, столы и интерьерные аксессуары Doshi Levien — ярких цветов, иногда с легким этническим акцентом — отлично сочетаются с легкими предметами послевоенных десятилетий. 

Теги:
Автор:
Фото:
Filippo Bamberghi / photofoyer