Бразильские джунгли Жулианы Васконселос

Квартира в мегаполисе и загородный дом — два принципиально разных типа жилья? Жулиана Васконселос доказала обратное.

Красавица бразильянка с модельной внешностью Жулиана Васконселос — один из учредителей бюро Vasconcellos Maia Arquitetos Associados. С мужем и двумя детьми она живет в Белу-Оризонти, шестом по величине городе страны. Здесь же обосновалась ее близкая подруга, которая купила апартаменты площадью 420 кв. метров (в Бразилии, как и в России, люксовое жилье стремится к макси-размерам).

Гостиная. Разноуровневая система хранения маскирует несущие конструкции — они помешали воплотить изначальную идею полного слияния интерьера с пространством оutdoor, зато привели к интересному нестандартному решению.

Здание современной архитектуры, построенное в конце 1960-х, расположено в окружении себе подобных в районе Лордес — центральном, зеленом и, пожалуй, самом приятном в мегаполисе. Дом стоит на приватной охраняемой территории, квартира удачно расположена на первом этаже.

Экзотический предмет — столик из корня бразильского махагони от Hermes Ebanesteria, — центр гостиной. Он продиктовал выбор дивана дугообразной формы от Neobox. Рядом столик в отделке из ценной галюши (кожи ската) и винтажное кресло Cimo.

«Это давало шанс объединить гостиную с пространством outdoor и в городском жилье создать ощущение отпускного дома на природе, — рассказывает Жулиана. — Логично, что приятельница обратилась за помощью ко мне: наша архитектурная мастерская известна постройками в духе «тропического модернизма», где первый уровень обязательно открыт, а граница между домом и улицей размыта.

Стол марки Forma — из 90-х: столешница из зеленоватого стекла вносит в интерьер приятную прохладу. Стулья также винтажные, из розового дерева. Их спроектировал в 60-х Х. Залзупин для Latelier. Шелковый ковер Marie Camille.

Чтобы добиться нужного эффекта, мало было снести перегородки. Мы еще и поработали как ландшафтники, разбили сад с буйной зеленью и водоемом, похожий на фрагмент тропической сельвы: он прикрыл холод индустриального бетона. Открыв насколько возможно гостиную, мы создали связанный с ней новый павильон, где теперь находятся летняя столовая и кухня. А то пространство, где столовая была раньше, трансформировалось во вторую гостиную, более приватную и уютную».

Симметричная композиция кухни-столовой. На столе коллекция деревянной скульптуры Orlando Lemos Galeria.
Едва ли не самая ценная вещь в доме — буфет итальянского гения ХХ в. Джо Понти (1970-е, лакированное дерево, листовое золото). Настольные лампы того же автора.
Кухня в отделке из жакаранды, как и вся корпусная мебель в доме, создана по проекту архитекторов Vasconcellos Maia. В центре подвесной модуль из стекла и латуни тех же авторов. Барные табуреты, диз. Ж. Альмейда для São Romão Móveis.

Проект на бумаге может выглядеть безупречно, но в реальной жизни порой возникают неожиданные препятствия. «Во время строительных работ обнаружились конструктивные элементы здания — несущая колонна и горизонтальная балка в стене, — рассказывает Жулиана. — Они помешали осуществить задуманное — полностью объединить интерьер с улицей. Пришлось искать новое решение. Чтобы замаскировать конструктив, мы создали оригинальную структуру: со стороны гостиной она выглядит как разноуровневый стеллаж, а со стороны улицы — как г-образная перегородка. Перед ней еще поставили скульптуру обезьяны из дерева, отвлекающую внимание: перегородка будто служит ей задником». 

Главное назначение «обезьяны», по словам Жулианы, отвлекать внимание от вынужденно возведенной перегородки, маскирующей несущую опору. Скульптуру вырезал из дерева В. Гомес Рибейру, мастер из бразильского штата Минас-Жерайс.
Красочную абстракцию (справа) выполнил художник Р. де Кастру (Lemos de Sá Galeria de Arte).
Фрагмент гостиной, которая перетекает в пространство кухни-столовой.
Автор яркой фигуративной работы — художник С. Франку (Dotart Galeria de Arte). У стены кресло из розового дерева, приписываемое бразильскому классику C. Родригеcу. Круглый столик из плексигласа, дерева и голубого лака — работа Vasconcellos Maia.

Особенность бразильского интерьера — обилие дерева. Оно продиктовано не только эстетическими пристрастиями населения, но прежде всего экономикой и географией: влажно-экваториальные вечнозеленые леса — гилеи, или сельва, с ценными видами деревьев (свыше 4000 видов) занимают основную часть территории; по запасам древесины твердых пород Бразилия держит первое место в мире. Неудивительно, что для отделки пола здесь обычно выбирают доску из ипе, кумару или жакаранды, а не керамическую плитку или мрамор. В данном случае, чтобы создать ощущение единства интерьера и нового уличного павильона, архитекторы и тут и там обшили потолок доской из бразильского ореха. А вот пол разбили: внутри орех, снаружи — травертин.  

Спальня. Стул Mena, диз. С. Родригес. Туалетный столик из макассара. Кровать с балдахином из стали Nuhaus, на стене серия шелкографий Э. Барзотти.
Спальня. Стул Mena, диз. С. Родригес. Туалетный столик из макассара. Кровать с балдахином из стали Nuhaus, на стене серия шелкографий Э. Барзотти.

При выборе предметов архитекторы отдавали предпочтение бразильским дизайнерам. «Задачей было соблюсти баланс между различными десятилетиями, — объясняет Жулиана. — Мы смешивали разные бренды. Latelier, Cimo, Forma, Teperman — некоторые из них уже не существуют, но они стали важной частью предметной истории страны». Особая гордость — образцы Серхио Родригеса (1927–2014), которого называют классиком и отцом бразильского дизайна; он мастерски работал с деревом. Что касается произведений искусства, здесь хозяева тоже отдали предпочтение компатриотам. Среди авторов Амилкар и Родригу де Кастру, Сирон Франку, Эркулес Барзотти. Народное искусство представлено скульптурой обезьяны работы резчика по дереву Валдира Гомеса Рибейру. 

Торшер Vertigo, FontanaArte, рядом винтажное кресло марки Teperman, живопись Р. де Кастру.

Как и во всяком топовом проекте, здесь много вещей индивидуального изготовления, спроектированных архитекторами. Особенно хороша кухня в жакаранде. «Нашей главной задачей была элегантность. Мы спрятали всю технику: холодильник, посудомоечную машину, духовку и гриль для барбекю. Приборы встроены по бокам от раковины».

Ощущение виллы на природе создается удачно скомпонованным садом, небольшим водоемом, а также деком — деревянным настилом. На нем пара кресел Loop, диз. В. Гуль (1954).

Благодаря обилию деревянных отделок и мебели в доме сложилась натуральная палитра. Ковры из шелка и шерсти, которые прибыли из Индии, также выдержаны в нейтральной гамме. «Подобная основа дала нам возможность устроить взрывы цвета: бордо в изогнутом диване от Neobox или зеленый в стоящем рядом кресле. Много ярких красок дарят произведения искусства, а также пышный сад. 

Жулиана Васконселос с Матеосом Амантеа, архитектором бюро Vasconcellos Maia, принимавшим участие в проекте.

Теги:
Автор:
Фото:
Filippo Bamberghi