Андре Путман: вилла Леви в Марокко

Андре Путман: вилла Леви в Марокко

Вилла Бернара-Анри Леви в Танжере выставлена на продажу агентством Christie's за 6 млн евро. Спроектировала дом Андре Путман (1925-2013) — дизайнер, легенда французского декора, мастер элегантного, сдержанного и роскошного интерьера.

Бернар-Анри Леви (р. 1948) прославился как парижский интеллектуал еще в 1977 году благодаря книге, нападающей на марксистскую Францию, — «Варварство с человеческим лицом». С тех пор он опубликовал десятки томов и сценариев. Политический журналист и философ, он активно режиссирует, комментирует, выступает. Не менее, чем риторикой, он известен своими многочисленными романами и объектами недвижимости, живя между Парижем, Нью-Йорком и Марокко.

Леви рассказывает, что виллу в Танжере он приобрел в 2000 году: когда  наткнулся на нее, ему показалось, что это самое волшебное место на свете — на вершине скалы, над Гибралтаром, там, где встречаются Атлантика и Средиземноморье.

Дом площадью 6 200 кв. м.  расположен между такими же великолепными домами, принадлежавшими издательскому магнату Малькольму Форбсу и кутюрье Иву Сен-Лорану.

Для того, чтобы переделать недвижимость 1920-х годов в собственном вкусе, Леви пригласил своего друга — одного из самых выдающихся дизайнеров интерьера — мадам Андре Путман.

Паролем между ними стал «эквивалент Мондриана». (Леви написал книгу о голландском художнике Пите Мондриане, модернисте, основоположнике De Stijl).

Ясный линейный интерьер. Крутая лестница спускается по скале, ведущей к воде. В жилых комнатах — огромные прямоугольные окна, выходящие на ярко-синее море. Спальня на верхнем уровне соединяется с открытой террасой. Обустроены сауна, тренажерный зал, бассейн. Дом для писательского труда и отдыха, открытый для друзей, в нескольких минутах ходьбы от El Minzah, знаменитого отеля поколения «бит» (The Beat Generation).

«Это конец света. Африка смотрит на Европу. Запахи и вкусы — все здесь ценится по-другому. Именно в таком контексте возникает прекрасный день».

Ремонт занял почти пять лет: камень привезли из Италии, железные ограды — со старой фабрики в Америке, особое дерево смогли найти только в канадской провинции. 

Интерьер создан так, словно его не собирались украшать, словно он не доотшлифован, возможно, нелюбим. Леви ссылается на Адольфа Лооса,
венского архитектора, который великолепно сказал, что для Бога и для художников материалы равны и имеют одинаковую ценность.

«Работа архитектора должна быть вездесущей, но невидимой, — вспоминает Андре Путман в фильме «Дом в Танжере», снятом Бенуа Жако. В принципе, я всегда стремилась примирить бедные и богатые материалы. Всегда сознательно собирала «урожай» эмоций, навязчивых идей, рожденных геометрическими формами. Антиконформистская идея о пространстве, свете и элегантности в деталях; иногда в нее вливается юмор...  Для меня удовольствие видеть, как солнце играет с тенями, смягчающими все прямые линии. Какие цвета? Сложно назвать по имени оттенки пряностей и фруктов, белого перца и сланца, камня и китайского лака. Каждый из них содержит противоречивые тона.

Здесь есть катастрофическое падение к морю. Его трудно было перерисовать. Лестница открывает вертикальную циркуляцию, это позвоночник, пешеходный мост, чтобы помочь вам спуститься к морю. Он рождается в доме и продолжается снаружи.

Это конец света. Африка смотрит на Европу. Запахи и вкусы — все здесь ценится по-другому. Именно в таком контексте возникает прекрасный новый день».

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами