Елена Зуфарова: современная квартира в небоскребе

Крупная абстракция — работа молодой датской художницы Метте Хольтегард. «Заказчик хотя и не коллекционер, но понимал, что произведения искусства в интерьере необходимы», — говорит Елена Зуфарова.

Елена Зуфарова завершила интерьер в Москва-Сити, в башне ОКО. Главный акцент дизайнер сделала на выигрышных панорамах Москвы.

Заказчик купил квартиру в столичном небоскребе и планировал останавливаться в ней, когда приезжает в Москву. Жилье продавалось с готовой планировкой и отделкой: стояли перегородки, были покрашены стены и потолки, уложены полы, оснащены две ванные комнаты и кухня. «Заказчик решил не вкладываться в переделку, оставить все как есть. При этом попросил подобрать наполнение вплоть до посуды и постельного белья. Для меня это был интересный опыт», — вспоминает Елена Зуфарова.

Опен спейс гостиной-кухни-столовой. Несущие колонны 1,2 х 1,2 м — особенность архитектуры здания. Диван Rolf Benz выбрали из-за крупного размера, удобства, а также невысокой спинки: она не перекрывает панораму. Светильники Artemide.

«Все больше квартир продается с готовой отделкой, и клиенты не хотят в них ничего менять, — объясняет Елена Зуфарова. — Современные люди мобильны, много перемещаются по миру и не собираются втягиваться в глобальный ремонт. Кроме того, в таких местах, как башня ОКО, это еще и сложно технически, — учитывая специфику жизни в небоскребе, в частности, работу грузового лифта. Затевать реконструкцию в таком месте — непрактично».

Диван Rolf Benz, кресло Flou, столик Cattelan Italia. Дизайнер ограничила количество предметов обставновки, все внимание — на выигрышный вид из окон.

Проектировщики небоскреба ОКО действовали с размахом: на 143 кв. м спланированы по сути три комнаты: опен спейс гостиной-кухни-столовой и  две спальни. Плюс два санузла, основной и гостевой, небольшая гардеробная и постирочная. Большой размер помещений требовал особого подхода.

Светильники и произведения искусства — главные акценты в этом интерьере. Под потолком люстра Росса Лавгроува для Artemide. На тумбе по эскизам Елены Зуфаровой — работа датской художницы Мельте Хольтегард.

Главным требованием клиента было: завершить проект максимально быстро. Заказывать мебель и ждать несколько месяцев, пока ее доставят —  такой вариант исключался, обстановку выбирали из того, что имелось в наличии в московских салонах. «Когда покупаешь в магазине, всегда сталкиваешься с ограничениями — по размеру, цвету, наполнению. Но нам повезло, многое нашлось в самом начале».

Комод в хозяйской спальне изготовлен по эскизам Елены Зуфаровой компанией Oldwood. Над ним фотография художницы Никки Бонне.
Хозяйская спальня. Кровать Flou. Прикроватные тумбочки B&B Italia. Люстра и настольные лампы у кровати Artemide. Кресло B&B Italia. Cтолик Crate and Barrel. На стене работа Натальи Георгадзе.

Заказчик сообщил, что хочет интерьер в современном стиле, но более конкретно свои пожелания не сформулировал. «Я показывала ему тот или иной предмет, а он говорил да или нет. Это сложно для дизайнера — искать вещи, когда нет никаких вводных данных. Непросто и подбирать наполнение постепенно, по одному компоненту, представляя, как это все  это будет работать вместе».

Стол и стулья BoConcept. Люстра, дизайн Росса Лавгроува для Artemide.

Первый предмет, который появился в квартире, — диван немецкой фабрики Rolf Benz. Елена волновалась, что будет трудно найти подходящую модель: она должна быть соразмерной большому пространству, с невысокой спинкой, чтобы не перекрывать панораму, в то же время комфортной. Диван Rolf Benz во всех отношениях стал удачной находкой.

Элегантная консоль изготовлена по проекту Елены Зуфаровой компанией Oldwood. Над ней постер, купленный в Барселоне, в Фонде Жоана Миро (лимитированный тираж, 66/200).

Заказчик был против того, чтобы изготавливать мебель на заказ, и все же Елена убедила его прибегнуть к услугам столярной мастерской: комод в столовой, тумба в гостиной, консоль в прихожей изготовлены по ее эскизам. «Моя городость — система хранения в гостевой спальне. Глубокие шкафы переходят в отделку стены такими же панелями, как на фасадах, и маскируют несущие колонны размером 1,2 х 1,2 м».

Линогравюра французского художника Жана Алемана 1948 года приобретена в галерее Decogravure. С ее синим тоном идеально гармонирует темное дерево шкафа Cattelan Italia.

В интерьере минимум предметов, но каждый из них — на своем месте. «Мой клиент — современный, насмотренный человек, знает мебельные бренды, такие как B&B Italia или Poltrona Frau, однако просил объяснять, чем примечательно, например, кресло, если стоит таких денег». Останавливают внимание люстры, которые спроектировали для Artemide дизайнеры Росс Лавгроув и Джузеппе Маурицио Скутелла. «Cветильники для меня, пожалуй, самое важное в любом проекте: они задают тон, индивидуализируют интерьер», — говорит Елена.

Гостевая спальня. Изготовленная на заказ система хранения скрывает в себе несущие колонны. Кровать Crate and Barrel. Прикроватные бра Astro Lighting.

Проект можно назвать современным не только по стилистике, но и по организации. Елена вспоминает, что за все время она лично общалась с заказчиком всего два раза: основное взаимодействие  происходило постредством мессенджеров — клиент много путешествует. Конечно, бывало, что он находился вне зоны доступа и тот или иной вопрос не удавалось согласовать так быстро, как хотелось бы. Но это не помешало успешному завершению работы.

Гостевая спальня. Изготовленная на заказ система хранения скрывает в себе несущие колонны. Кровать Crate and Barrel. Прикроватные бра Astro Lighting. Потолочный светильник Catellani&Smith.

Диван немецкого бренда Rolf Benz. Кресло Flou. Cтолик Cattelan Italia.

Дизайнер Елена Зуфарова.

Теги:
Автор:
Фото:
Евгений Кулибаба