Ильи Сологубовский: шале в Шамони

Илья Сологубовский оформил шале во французском Шамони, где в 1924 году прошла первая в истории зимняя Олимпиада.

«Волею судеб курорт Шамони у подножия Монблана облюбовали сразу трое из моих заказчиков. Для всех них я что-то делал и в России, а это шале — третий по счету проект для одного и того же клиента. Когда есть такой опыт общения, работать легко.

Столовая. Стол и стулья Dialma Brown. Потолочные светильники Catellani & Smith. Римские шторы Boussac (Pierre Frey). Портьеры Fadini Borghi (Pierre Frey). Весь текстильный дизайн проекта — салон тканей French Touch.

Этот стиль я назвал бы кантри-шик: более благородные отделки, чем просто дерево, более тонкие детали. Никакой савойской резьбы! Волею судеб курорт Шамони у подножия Монблана облюбовали сразу трое из моих заказчиков, — рассказывает Илья Сологубовский. — Для каждого я что-то делал и в России, а это шале — третий по счету проект для одного и того же клиента. Когда есть такой опыт общения, работать легко».

В хозяйской спальне, как и во всем доме, деревянная обшивка вопреки традиции покрыта белым маслом. Табуреты-пуфы Bleu Nature в обивке из ткани Sabina Fay Braxton.

Илью Сологубовского справедливо называют «самым французским из российских декораторов»: ключом к профессии для него стал французский язык. «Я изучал его с детства, через него узнал и полюбил культуру, эстетику, ментальность страны. Франция — в основе моих творческих фантазий, все пропорции и пластика навеяны ее декором и искусством. Учил бы английский, — наверное, было бы по-другому».

Хозяйская спальня. Кровать Nilson Beds в обивке из ткани Deltracon. Бра Vaughan. Шторы из ткани Zimmer + Rohde.

Французы считают Илью «своим», неудивительно, что к нему охотно обращаются российские соотечественники, желающие обосноваться на Лазурном Берегу, в Биаррице или Альпах, — а таких становится все больше. «При коммуникации через переводчика ускользает понимание нюансов. А я и с нашими заказчиками, и с местными подрядчиками общаюсь на их родном языке», — объясняет Илья.

Библиотека Duboutdumonde. Кресла Dialma Brown. Шахматный стол Acrila. Карниз из бронзы Corler. Шторы из ткани Jane Churchill.

Здание, доставшееся от предыдущего владельца, возведено всего лет шесть назад, однако ни на йоту не отступает от канонов шале, принятых в этой части Альп (Шамони входит в департамент Верхняя Савойя). Есть цокольный этаж, который раньше делался из камня, а сегодня из бетона с облицовкой, есть каркасная конструкция из дерева, низкий мансардный этаж, двухскатная кровля из сланца. «Что-либо другое здесь, в зоне исторической застройки возвести невозможно, — говорит Илья. — Жесткие правила определяются архитектурным комитетом мэрии».

«В Бельгии, например, где тоже в каждой местности есть своя традиционная архитектура, все-таки возможно изменить форму крыши или ввести современные материалы. Во Франции отклонения недопустимы. Регламентируется даже цвет, в который вы должны покрасить свое шале, и сорт отделочного камня. Разве что размеры изменились — раньше дома были меньше. Таким образом сохраняется традиционный пейзаж». 

На основном уровне находится 80-метровый опен спейс. Кухня отгорожена барной стойкой и выделена напольным покрытием: дуб гостиной сменяется керамогранитом под сланец. Диван Bronz. Низкий столик Duboutdumonde. Барные стулья Acrila.

Мало того что канонизирован наружный облик, так еще и существуют клише во внутренней отделке: дерево на полу, потолке и стенах, сосновая мебель, белые с красной вышивкой занавески. «Мы посчитали, что классику надо приблизить к современности, — сообщает Илья. — Наш стиль я назвал бы кантри-шик: более тонкие детали, более благородные отделки. Дерево присутствует лишь в конструктивных элементах, никакой савойской резьбы! Поскольку Илья Сологубовский занимается не только архитектурой, но и декором, в интерьере для него очень важен текстиль. «Ткани не довесок, а полноценный компонент архитектуры. Их подбором я начинаю заниматься одновременно с работой над планировкой — так возникает гармоничный интерьер. В данном случае изначально было понятно: для создания современной атмосферы необходимы яркие цвета. Мы взяли анисовый, сине-фиолетовый. При этом ввели немного геометрии, близкой традиционному савойскому орнаменту».

Гостевая спальня сделана совсем крошечной. Поскольку в горы люди приезжают прежде всего ради гор, такие размеры оправданны. Открытая стропильная система — само собой разумеющийся элемент альпийской архитектуры. Кровать Meubles Stephen.

Традиционную балочную архитектуру мы обыграли, чтобы она смотрелась не столь рустикально. За счет декоративных покрасок придали поверхностям разнообразные оттенки и фактуры. Вопреки правилам обшивку не оставили натуральной, а покрыли белым маслом, балки тонировали под седой дуб — светлые плоскости хорошо работают в контрасте с бежевым дубом пола. Разнообразные техники мы придумывали вместе с бельгийским художником Парис Моло: есть и серебрение, и золочение, и эффект перламутра... Нам приходилось слышать от соседей: «Вы покусились на святая святых». Но я убежден: авторские архитектура и дизайн должны нести в себе дух времени». 

Здание построено с соблюдением канонов местной архитектуры. Основной материал — американская дугласия. Кровля: массивные плиты сланца.

«Когда достается готовое здание, его необходимо адаптировать под образ жизни и вкус новых хозяев. Прежний владелец устроил в шале фактически две квартиры с раздельными входами, счетчиками и кухнями — вероятно, чтобы сдавать в аренду. Мы объединили их в единый дом  (350 кв. м). Пространство перекроили полностью: меняли инженерные коммуникации и отделку, переставляли перегородки, даже двигали капитальные стены на уровне цоколя. Единственное, чего не было дозволено, так это возводить пристройки: все изменения проводились в объемах, заданных наружными стенами». 

Основной уровень занимает 80-метровый опен спейс.

Заказчики — фанаты природы и лыж, любят принимать гостей. Поэтому на основном уровне появился огромный опен спейс кухни-столовой-гостиной. Хозяйка относится к приготовлению пищи очень по-французски, артистично, все время находится в центре внимания, не переставая общаться с гостями. Так что кухонный остров, он же барная стойка, стал важнейшим компонентом, вокруг которого разворачивается действо. А вот спальни сделаны маленькими. У хозяев комната для сна даже меньше, чем ванная: 15 против 18 квадратных метров. В конце концов, в горы ездят прежде всего ради гор.

Автор проекта Илья Сологубовский.

Шале неотделимо от гор, поэтому в Альпах смотрится бесспорно лучше, чем на Рублевке. «В России так заведено: мы везем мебель и архитектуру со всего мира, не задумываясь ­— лишь бы нам нравилось. Зачастую создаем интерьер, который не согласуется с фасадом. Заказчик строит с архитектором дом, а потом, когда все завершено, приглашает автора интерьеров. И говорит, что хочет стиль прованс, при том что окна у него в формате избы. В то же время, на мой взгляд, и под Москвой можно было бы воспроизвести стилистику шале: она смотрелась бы вполне органично во вписанной в ландшафт лесной постройке.

Теги:
Автор:
Фото:
Frederic Ducout