Лана Гринева: концентрация роскоши на берегу Москвы-реки

Как превратить отличный проект в уникальный? Пригласить мировую знаменитость. «Я предлагала заказчику поработать с кем-нибудь из актуальных художников, Дэмиеном Хёрстом например. Но он предпочел Реми Тессье (Rémi Tessier)», — рассказывает архитектор Лана Гринева (бюро PHD, Philosophy of Design).

«Дизайнер Реми Тессье — эксперт люкса, известный разработкой интерьеров роскошных яхт. Заказчика можно понять, тем более что он влюблен в море: вместе с тремя сыновьями увлечен яхтами, серфингом, дайвингом».

Колонны «разрезаны» вставками из патинированной бронзы. Этот же материал — в цоколе и «капители». Акустическая система Steinway. Диванная группа Maxalto, кресла Minotti. На консоли шахматы Ralph Lauren. Автор картины Питер Хелли.

Исходные данные были столь хороши, что действительно требовали нестандартного подхода. Дом в 1200 кв. м, окруженный тремя гектарами сада, стоит на берегу Москвы-реки в поселке Жуковка ХХI. «Пожалуй, на сегодня это самый продуманный комплекс, клубный поселок, выстроенный по стандартам двадцать первого века, — продолжает Лана Гринева. — Застройщик возвел всего 56 домов, зато огромную площадь отдал под общественную территорию.

Фасад с главным входом. Дом (1200 кв. м) облицован двумя сортами гранита — черным и cashmere white. Авторы проекта: бюро «АрхиТе-Кто». В комплекс также входит гостевой дом (600 кв. м).

Здесь есть просторный спортклуб со спа-салоном, рестораном, теннисными кортами; великолепный парк и бульвар с фонтаном и детской площадкой, засаженный 20-летними, привезенными из Германии деревьями. Ландшафт делал швейцарец Энцо Энеа — еще одна европейская звезда... Красивый дом построили участники бюро «АрхиТеКто».

Я приняла проект на управление, когда здание еще стояло в бетоне, и уже тогда мне, как архитектору, было в нем комфортно: балки и колонны были поставлены правильно. Я думала: как все хорошо! Только бы не испортить. После знакомства с Реми Тессье сразу поняла: мы в правильных руках. Привлекла его педантичность, внимание к детали, великолепное чувство материала, умение раскрыть его свойства. (Неудивительно, ведь карьеру он начинал как ремесленник, с 8 лет трудился на столярном производстве отца. Он — практик.) Существует выражение «контемпорари-дача»: теплое, комфортное жилье, где много дерева в сочетании с камнем, редкие отделки. Тессье предложил кедр — новый для меня материал. Не знаю, почему это дерево так редко используют? У него столько достоинств. Совместный проект с Тессье стал для меня ценным опытом». 

В гостиной на сад и бассейн выходит окно 4,5 х 4,5 м. «Казалось, физически невозможно было сделать его раздвижным. Но очень хотелось, — вспоминает Лана. — Подрядчика искали с особым вниманием. Нашли швейцарцев. Окно открывается с пульта на любую ширину, а если до конца — то пространство indoor полностью соединяется с outdoor. Получается дыра в доме! На террасе растут привезенные из Голландии бонсаи. Когда зимой становится слишком холодно, под настилом автоматически включается подогрев».

«Я полагала, что  количество материалов надо свести к минимуму, и если уж выбрали кедр, — то полностью  раскрыть его возможности. Он у нас натуральный, брашированный, мореный, с подсветкой и без — отвечает и за архитектуру, и за дизайн. Кедр дополнен мрамором.

Перегородка отделана натуральным кедром, ограждения лестницы — мореным. На полу — дуб. Подиум из черного мрамора в матовом финише подчеркивает «сахарную» фактуру белого камня.ориентироваться в огромном пространстве.

Для лестницы мы искали белоснежный камень. Испробовали многое, пока по совету владельца компании Meritalia Энрико Мерони не решили использовать редкую разновидность итальянского мрамора — лазу. Так же, как Реми Тессье применил к дереву технологию вычесывания, я попробовала ее на мраморе. Вычесанный камень лежит будто сахарный! Каждая ступень — цельный элемент. Полное впечатление, что лестница высечена из одной глыбы. Важно и то, что все работы велись под управлением еще одной моей компании, «Технология Строительства»: команды профи с большим опытом реализации премиум-проектов. Это позволило свести на нет обычное непонимание «брутальными» строителями тонкостей дизайнерских решений, добиться необходимого качества работ». 

Cтена из оникса — оммаж Мису ван дер Роэ, его вилле Tugendhat в Брно.

«Отделочные материалы задали такой тон, что к ним мы выбирали только все самое лучшее. Шторы Rubelli, посуда Puiforcat и Сhristofle, постельное белье Pratesi. Диваны и кресла обтянули нежнейшим кашемиром Loro Piana. У хозяина дома — изысканный вкус, его любимые авторы Антонио Читтерио и Кристиан Лиэгр. Поэтому в мебели отдали предпочтение элегантной простоте таких марок, как Minotti, Strato, Maxalto, B&B Italia. Много объектов изготовлено специально по нашим эскизам на европейских фабриках». 

Архитектор Лана Гринева.
Теги:
Автор:
Фото:
Frank Herfort