H2A: пентхаус на Фрунзенской набережной

H2A: пентхаус на Фрунзенской набережной

Архитекторы студии H2A реконструировали пентхаус на Фрунзенской набережной в Москве. Так появился этот роскошный лофт.

«Все мы любим модные марки. С удовольствием покупаем одежду известных брендов: она хорошо сделана, у нее отличный крой, что существенным образом отличает ее от вещей, сшитых «на коленке». То же самое с домом, сделанным профессионалом, — почему бы не применить к нему понятие «модный»? Мария Хеллави — архитектор с 20-летней практикой. Работает в паре с мужем Саадом, который родился в Ираке, — отсюда и звучная фамилия Хеллави. Познакомились они во время учебы в МАРХИ (Мария после этого еще стажировалась в Тулузском университете). Много проектируют. Особенно им удаются реконструкции: среди работ — корпуса «Красной Розы», отель «Савой», корпуса «Даниловской мануфактуры», за которую дуэт получил немало призов, а также старинные дома в Венеции и Швейцарии. Подобный опыт весьма пригодился в работе над пентхаусом на Фрунзенской набережной.

Этот дуплекс появился над зданием в «лихие девяностые» с их скоропалительными надстройками. И вот когда архитекторы H2A уже завершили дизайн-проект и строители приступили к работе, обнаружилось: перекрытия прогнили напрочь. «Пришлось практически весь периметр возводить заново, идти на неимоверные согласования, — вспоминает Мария. — Мы камня на камне не оставили, зато теперь квартира простоит века. Когда старые конструкции были убраны и открылось двухсветное пространство, мы застыли в благоговейном восторге: стало понятно, что надо оставлять всё как есть. Последовал новый виток планировочной деятельности, ведь подобный потенциал предполагает неимоверное число вариантов. 42 эскиза было предложено нами в общей сложности!

Пространство в итоге сложилось легко, без натуги. И сегодня у всех, кто заходит в квартиру, возникает одно ощущение: «Обрамление воздуха». Для красивых протяженных объемов выбрали востребованную сегодня стилистику дорогого лофта: с архитектурной мебелью, вырастающей из стен, с роскошными натуральными материалами, индустриальными лампами, кирпичной кладкой в роли декора. Предметов минимум, и архитекторы убеждены, что их не прибавится в будущем: «Эти хозяева ничего не захламляют». То, что проект удался, по мнению Марии, во многом заслуга заказчика. «К счастью, мы с ним оказались едины в понимании того, что такое красиво, а кроме того, он был готов к серьезным материальным вложениям: в квартире этой собирался жить с удовольствием. Без заказчика архитектор — ничто».

В двухсветном пространстве создана архитектурная конструкция: подоконник перетекает в подиум, а тот, в свою очередь, в барную стойку. Рядом с окнами — пара кресел Lounge Chair, диз. Ч. и Р. Имз (1956) — классика дизайна из кожи и палисандра от Vitra.

Площадь пентхауса составляет 390 кв. м. На первом этаже расположена прихожая, перетекающая в кухню с барной стойкой и подиумом, а та, в свою очередь, в холл, где хозяева обедают с гостями, смотрят кино. На этом же уровне устроена «квартира» для гостей — с ванной, спальней и гардеробной. На втором этаже — личные помещения, куда не ступает нога гостя. В общей сложности в квартире пять санузлов и два входа: один для хозяев, второй для горничной.

Подиум создает дополнительные места для хранения, скрывает систему вентиляции и кондиционирования. Сначала планировали сделать ограждения, но заказчик отказался в угоду красоте.

Здесь очень светло и днем, и вечером. Большая работа была проделана по созданию системы освещения. Совместно с поставщиком архитекторы произвели тщательный технический расчет: «Чтобы члены семьи не ходили по дому на ощупь». Подсветка — на диммерах. Все балки и ступени подсвечены светодиодами. По стенам рассредоточены незаметные белые лампы Artemide. На «промышленных» лампах Eichholtz настояла Мария. «Это моя личная любовь. Света, правда, они дают мало, зато формируют атмосферу».

У кровати Minotti лампа Atollo, диз. В. Маджистретти, Oluce. Cозданная в 1977 г., она входит в коллекции музеев дизайна по всему миру.

Когда старые прогнившие конструкции были убраны, открылся кирпич. «Мы были готовы увидеть страшное, но как ни удивительно, кладка оказалась ровной. Мы замазали все щели, обработали поверхность противогрибковым составом и покрыли белой моющейся краской: изначальный цвет кирпича был неприятно-серый. Впрочем, и красный слишком тяжел для восприятия: с ним трудно согласовать интерьер. А белый — как чистый лист».

Детская решена в белом цвете. Изготовленная на заказ архитектурная мебель оптимально задействует пространство. Капли сочной краски — стулья Tulip, диз. Э. Сааринен; автор спроектировал их для американского бренда Knoll в 1955 г. Настольная лампа Vibia.

Во всей квартире использован тонированный дуб. Отправной точкой стало покрытие пола — массивная доска Ebony & Co. Под ее тон подвели и мебель, и лестницы. «Не стоит смешивать в интерьере несколько разновидностей одного материала, — объясняет такой подход Мария, — получится визуальная «каша». Дуб дополнен в ванных и кухне сланцем — великолепным лилово-серым бразильским сортом пёрпл.

Диван Cassina. Шар над столом — светильник Random, диз. Б. Пот, Moooi (2001). Библиотека выполнена по эскизам архитекторов из тонированного дуба, того же материала, что и лестница и пол. Это создает ощущение целостности пространства.

Много элементов изготовлено по эскизам архитекторов. «У нас был великолепный подрядчик, без него бы мы не справились, — вспоминает Мария. — Это Джон Райан и его HK — компания с ирландскими корнями. Они выполнили подоконники, мебель, двери, лестницы, которые сначала хотели сделать «квадратными», но увидели, что в столовой хорошо встает винтовая. Стало очевидно: лучше, если конструкции будут разные».

«Архитектурная группа Н2А» — Мария и Саад Хеллави, авторы проекта, супружеский и творческий дуэт.

Теги:
Автор:
Фото:
Илья Иванов