Стефан Хамель: интерьер-манифест в Милане

Стефан Хамель. 

«Минимализм появляется там, где нет пластических идей или не хватает личного вкуса». Эту небесспорную мысль любит повторять маркетолог Стефан Хамель.

Он родился в Бангкоке. Воспитывался русской бабушкой, отец которой до революции преподавал японский язык в Петербурге. Окончил миланскую немецкую школу, потом Венский университет. Там же, в Вене, защитил диссертацию о влиянии одного итальянского банка на коррупцию.

Кухня. Стол и стулья, диз. Дж. Миллер, Cerruti Baleri. Винтажный светильник куплен в Антверпене. На полу — черный сланец. Сочетание бирюзовых стен с кораллово-розовыми оконными проемами — вклад Марии Кристины, сестры Стефана..

Так случилось, что еще в молодости ему пришлось взять интервью у легендарного Алессандро Мендини. Беседа определила дальнейшую жизнь: вся она связана с небанальным дизайном. В течение 14 лет вместе с Массимо Мороцци Стефан продвигал бренд Edra. Именно он в свое время открыл братьев Кампана, а недавно вместе с другими авторами выпустил о них 300-страничную книгу.

Кухня. Ширма — роспись Р. Шван-Райхман. 

В клиентах успешного маркетолога состояли Этторе Соттсасс и Нино Черрути. Когда последний в 2004 году стал мажоритарным акционером мебельной компании Baleri Italia и возник новый бренд Cerruti Baleri, Стефан возглавил его отдел маркетинга. Он отвечает за успех необычного проекта. Близость к миру моды подчеркивается вниманием к текстилю: мэтр Черрути лично разработал коллекцию тканей, с маркой сотрудничают фэшн-дизайнер Маурицио Галанте и Maison Martin Margiela.

Гостиная щедро украшена настенной росписью и колоннами. Кресло с крокодилами, диз. У. и Ф. Кампана. Диван спроектирован Ф. Кислером для Пегги Гуггенхайм, Wittmann. Пуф Cerruti Baleri в арт-обивке от М. Галанте.

В своем доме тестмейкер-космополит вознамерился cоздать атмосферу богатого праздника с барочными мотивами. Они типичны для юга, для Рима, но малохарактерны для делового Милана, который итальянцы считают «неитальянским» городом — отсюда до Швейцарии 30 км. Квартиру он выбрал в доме начала ХХ века с красивым внутренним двором, недалеко от Венецианских ворот.

Гостиная. Камин оформлен плитой из индийского мрамора землисто-зеленого оттенка. Берберские ковры хозяин дома привез из путешествия по Северной Африке.

В будущее жилье Стефан влюбился с первого взгляда, ведь из окон видна Madonnina. «Маленькая Мадонна» — знаменитая позолоченная статуя, венчающая Миланский собор, покровительница города... Переделкой квартиры занимались друзья, архитекторы Фабрицио Лепоре и Доменико Фаринаро (C + farinaro lepore architetti). А «барочную» роспись создала подруга по Вене Райа Шван-Райхман. Милан настраивает на творчество.

Гостиная. Бюст: братья Кампана. На стене — работа Я. Кусамы. 

В квартире — сложный микс объектов дизайна. Умные вещи уравновешивают легкомысленный декор. Например, на террасе стоит стол Анджело Манджаротти: 90-летний мастер — живая легенда итальянского дизайна. На кухне — винтажный буфет Джо Понти (1891–1979). В гостиной — редкий диван Party Lounge середины тридцатых, спроектированный Фредериком Кислером (1890—1965). Театральный дизайнер, художник, теоретик и архитектор, он родился в Черновцах, а в 1926 году перебрался в Нью-Йорк. В 1942-м коллекционер и меценат Пегги Гуггенхайм пригласила Кислера переоформить еe галерею Art of This Century: для нее Кислер разработал радикально новый способ презентации искусства. Здесь и появился его Party Lounge.

 Декоративное блюдо War Bowl, диз. Д. Вилькокс, Thorsten van Elten. 

Не обошел вниманием Стефан Хамель и современных авторов. Кресло Аlligator — фирменный опус братьев Фернандо и Умберто Кампана, продолжение коллекции из мягких игрушек Banquete, начатой в 2002 г. и состоящей из лимитированных серий и уникатов. Плюшевые рептилии расположились друг на дружке, будто настоящие кайманы в высыхающем болоте речной поймы Амазонки. Игровая вроде бы вещь — ценнейшее произведение.

Гостиная отлично просматривается из столовой, но все же отделена от нее. На столе — декоративный подсвечник Сoral, Driade. Буфет 1930-х, диз. Дж. Понти.

Разумеется, в доме представлены предметы «родного» бренда Cerruti Baleri: стол и стулья, а также пуфы Маурицио Галанте из нашумевшей серии Tatoo: на обивку нанесены принты с физиономиями и черепами животных, фактурами мрамора, ощетинившимся колючками кактусом. Картинки — фотографически точные. Для себя Хамель выбрал экземпляр с черепом гиппопотама.

Кухня. Роспись венской художницы Р. Шван-Райхман полностью покрывает кухонные шкафы. Справа: богиня Кибела передает путти блюдо с дарами моря.

Австрийка Райа Шван-Райхман знаменита как живописец и активистка в борьбе за сохранение художественного наследия. В квартире С. Хамеля она расписала стену в гостиной и шкафы в кухне, вырезала трехстворчатую ширму, крученую колонну и головку путти с крылышком в коридоре. Сам Стефан этот стиль называет «постпомпеянским».

Фрагмент резной расписной  ширмы. Работа Р. Шван-Райхман.

Шван-Райхман иронично интерпретировала классические сюжеты, персонажи ведут себя вольно. Розовощекие путти суетятся на фальшполках с котятами и петушками, скачут на черепахах. Богиня плодородия Кибела передает блюдо с лобстерами резвым малышам. Силены разводят огонь под духовкой, сатиры собирают урожай. Все вместе они дарят дому барочную радость бытия, праздничный шум. Избыточный декор имеет и практическое значение. Объемные нарисованные фигуры и колонны задают небольшой квартире более крупный масштаб, увеличивая пространство. Плотная роспись маскирует кухонные шкафы, драпировки и велумы с лихвой компенсируют отсутствие реальных штор.

С террасы открывается незабываемый вид на город. Стол, диз. А. Манджаротти. 
Теги:
Автор:
Фото:
 Francesco Bolis/Photodepartments