Дерзкий цвет Жеральдин Приёр

Дерзкий цвет Жеральдин Приёр

«Запрещенных цветов для меня не существует, разве что белый — он, на мой взгляд, стоит особняком». Жеральдин Приёр питает особую любовь к сочным краскам. В своих парижских апартаментах она добилась их максимальной концентрации.

Ее интерьерные проекты всегда дают обильную пищу для обсуждения: мебель, обои, ткани ошеломляют обилием сочных красок и прихотливых орнаментов. Одни специалисты находят в ее творчестве сходство с манерой Эльзы Скиапарелли, другим ее графичные принты напоминают Дайaну фон Фюрстенберг, третьи считают, что это «чистый Кристиан Лакруа».

«Я купаюсь в цвете с раннего детства, — рассказывает Жеральдин. — Моя мама и бабушка были эксцентричными особами. И в одежде, и в интерьере они любили устроить замес красного со сливовым, желтого с сиреневым, и все это приправить узором под леопарда. Такое окружение стимулировало мое воображение. Уже в восемь я рисовала, писала красками, вырезала аппликации. И шила платьица для моих кукол по образцу маминых. Потом, когда я училась в Académie Charpentier и École du Louvre, то начала придумывать раскладки цветов и орнаментов, которые успешно продавала издателям коллекций тканей и обоев. В 22 года попала в Лондон, где меня привели в восторг джентльмены в котелках, переводные картинки с портретами королевы и свобода самовыражения англичан. Именно там я  выработала свой стиль. А потом была коллекция цветной посуды, которая имела успех в Соединенных Штатах».

Жеральдин так увлечена цветом, что даже свою студию назвала Rouge Absolu — «абсолютный красный». В собственных апартаментах в Париже, где ничто не сдерживало ее фантазии, она позволила себе запредельную концентрацию цвета. Можно долго спорить, насколько жизнеспособен и комфортен такой интерьер, но одно очевидно:  хозяйке дома он подходит идеально.

У дизайнера явно стоит поучиться смелости и раскованности в обращении с цветом. А также искусству подбора сочетаний. Жеральдин прекрасно владеет нюансной палитрой: смешивает алый, «фуксию», «танжерин», насыщенный, но нежный розовый под названием «малабар», красный ализарин (его раньше получали из корня марены красильной). Все эти тона расположены в цветовом круге рядом друг с другом, а значит, по правилам колористики, согласуются  между собой. На другом полюсе голубые, бирюзовые, синие, лиловые нюансы — их комбинация блестяще разыграна в салоне. А вот что думает сама хозяйка: «На мой взгляд, особенно интересным получился ансабль красного, оранжевого и сливового в спальне. Очень сильное и элегантное сочетание».

«Цвет напрямую влияет на наше эмоциональное состояние, креативность, работоспособность, — объясняет дизайнер. — Теплые краски рождают ощущение комфорта, холодные — уюта и покоя. Я обожаю сталкивать одни с другими. Обычно действую инстинктивно. Другое правило: открытые, активные, почти кислотные оттенки обязательно дополняю приглушенными, сдержанными. Такими, как анисовый, песочный, «прерия», — они  встречаются в природе. И еще важно помнить, что многоцветье немыслимо без графичных прорисовок: так, дверные переплеты выделены красивым темным лакричным тоном. Да и в коврах, тканях и отдельных предметах представлены геометричные орнаменты».

«Любой проект я начинаю с того, что ищу архитектурные элементы, которые хотела бы акцентировать. В данном случае ими стали аутентичные витражные окна и лепнина. Лепной декор был выкрашен местами золотой краской, но я избавилась от нее. Когда идет сложная раскладка цвета, золото явно лишнее».

Теги:
Автор:
Фото:
Nicolas Millet / Basset Images