Дизайн 70-х: дом семьи Боубес в Бейруте

Дизайн 70-х: дом семьи Боубес в Бейруте

Самир и Рана Боубес любят дизайн 70-х, выбирают цвет и оптимизм. Обустроить свой дом в Бейруте им помогал архитектор Клод Миссир (Claude Missir). 

Когда ресторатор Самир Боубес десять лет назад решил купить дом в даунтауне Бейрута, его жена Рана подумала, что он сошел с ума. Район был центром военных действий Ливанской гражданской войны, которая сотрясала страну с 1975 по 1991 год. «Вокруг были сплошные руины», — вспоминает Самир. Но тертый предприниматель почувствовал потенциал этого района. «Для меня дом в здешних кварталах был как феникс, который рано или поздно должен был возродиться из пепла». Прошло время, и стало ясно, что Боубес был прав. Сегодня даунтаун Бейрута процветает. На элегантных улицах подряд выстроились дорогие бутики модных домов, множатся шопинг-моллы, достраиваются высотные дома по проектам мировых звезд Нормана Фостера и Херцога и де Мерона. «Жить здесь — настоящее удовольствие».

Винтажный диван DS-1025, диз. У. Клюг, de Sede. Белая керамическая скульптура — работа Э. Хильд (Nancy Margolis Gallery). На стене алюминиевое панно, куплено на блошином рынке в Париже. Картина Ш. Аббуда. Кресло Egg, диз. А. Якобсен.

Во многих отношениях дом Боубесов — исключение, cчитает автор интерьеров и давнишний друг Самира французский архитектор Клод Миссир. «Во-первых, у него богатая история, до середины 1970-х здесь располагалось посольство Греции, в нем жил один из нобелевских лауреатов, греческий поэт Йоргос Сеферис. Во-вторых, архитектура «Голубого дома» (так его прозвали из-за цвета фасадов) не характерна для Ливана. Еще одно преимущество — дом расположен на тихой улице, а совсем рядом прелестный сад. «Здесь вы чувствуете себя как в деревне, хоть и находитесь в центре города», — говорит Клод Миссир. По словам архитектора, над проектом работать было интересно и совсем не трудно — ведь с такой коллекцией дизайна и искусства интерьеры просто не могут быть плохими.

Самир Боубес давно интересуется дизайном, покупает редкие образцы. Его сокровища — кресла, стулья, табуреты датчанина Поула Кьерхольма. Вообще, его любимые периоды — 70-е–80-е. Этот драгоценный винтаж Самир  Боубес охотно сочетает с современными вещами. Среди его фаворитов французские авторы, братья Ронан и Эрван Буруллек. Их знаменитый светильник «Лиана» украшает большую гостиную. А инсталляция Assemblage № 4 организует весь холл особняка. Самир обожает два своих винтажных кожаных дивана de Sede (дизайн Убальда Клюга). «Один из них я когда-то увидел в журнале, в статье, посвященной Мику Джаггеру. С тех пор не мог успокоиться, пока не купил себе такой же».

Хозяева дома Рана и Самир Боубес.

«Меня угнетают черно-белые и монохромные интерьеры», — признается Самир Боубес. Они договорились с Клодом Миссиром, что в интерьерах должны быть мощные вторжения цвета. Самое артистичное — гигантский принт Роя Лихтенштейна в семейной гостиной. Сам  Миссир спроектировал стол с ярко-желтой столешницей. В гостиной царит полихромная работа ливанского художника Набила Нахаса. «Я увидел работу на выставке в бейрутском музее. Вся картина выложена ракушками и морскими звездами, выброшенными на берег Майами. Нахас ни за что не хотел его продавать. Пришлось долго уговаривать. Веселого цвета добавляют и тотемы Этторе Соттсасса. «Они, как игрушки, дарят витальность и оптимизм. Благодаря им я чувствую себя моложе!»

Теги:
Автор:
Фото:
Stephan Julliard / Tripod Agency