Найджел Коутс (Nigel Coates) в Пергомено

Найджел Коутс (Nigel Coates) в Пергомено

Британский дизайнер Найджел Коутс (Nigel Coates) приобрел в Тоскане постройку, возраст которой насчитывает тысячу лет. О трудностях реставрации и радостях жизни в Италии — его рассказ для читателей ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН.

Западный фасад. На террасе видны белые стулья Loop. Сидя на одном из них, Н. Коутс созерцает тосканские закаты.

«Когда я купил поместье Пергомено 30 лет назад, его можно было описать одним словом: «развалина». К тому же, по мнению моих итальянских друзей, оно располагалось слишком далеко от Флоренции и Сиены. Но атмосфера места покорила меня. Скорее всего, его начали обживать еще этруски: название Пергомено более древнее, чем современный итальянский язык. На вершине холма, за стройными кипарисами, вязами и зарослями ежевики скрывалось квадратное сооружение с двором в середине.

Вид с террасы на западной стороне дома. Отсюда Крете-Сенези (местность в Тоскане к югу от Сиены) просматривается на сорок километров

Когда-то оно имело высокую башню и было частью оборонительных укреплений. Флорентийские войска заняли его и в 1527 году вели обстрел замка на холме напротив, оставив повреждения в стенах, которые можно видеть до сих пор. Затем постройка была превращена в сельскохозяйственный комплекс. Последние десятилетия пустовала. Проект обещал быть длительным, готовящим множество сюрпризов и хорошую практику для меня как архитектора и дизайнера. Но я и представить не мог, что эта груда камней станет якорем в моей жизни, а Италия сыграет столь важную роль в творческой судьбе».

Великолепный вид из окна кабинета вдохновляет хозяина на творчество. На переднем плане кресло из гнутого под паром бука, диз. Н. Коутс для Gebrüder Thonet Vienna. «Его элементы имеют длину три метра, что находится на пределе возможностей технологии».

«Первые несколько лет я не столько строил, сколько расчищал. С друзьями проводил в Тоскане отпуска, разгребал завалы, убирал кучи навоза, удалял поздние наслоения, чтобы увидеть и почувствовать  скелет. Я осуществлял реставрацию микрошагами, что помогло равномерно распределить бюджет и соответствовало судьбе дома, эволюционировавшего на протяжении веков. Я смотрел на стены и пытался представить поток времени, который сформировал  постройку. Работы продолжаются до сих пор. Постоянно хотется подлатать одно или другое, увеличить окно или акцентировать видовые точки.  Мы с моим партнером без конца меняем вещи, передвигаем их, подобно кукловодам в кукольном театре. Проект —  своеобразная игровая площадка для взрослых. Они никогда не будет закончен. И я этому рад». 

Внутренний двор летом используется как открытый кинотеатр: «В прошлом году мы устроили сезон итальянского неореализма», — говорит Н. Коутс. Незатейливые линии архитектуры оживляют два дивана органических форм Rollover, Nigel Coates Studio.

«Понять истинный древний масштаб дома можно по двускатной кровле на верхнем уровне. Семь основных жилых помещений предположительно вмещали семью фермеров из двадцати человек. Здесь же располагаются и сельскохозяйственные помещения. Там, где раньше был амбар, находится кабинет, а самая парадная комната устроена в бывшем хлеву.  Одним из первых порывов было создать  внутреннюю лестницу — альтернативу той, что находилась снаружи. Мы со строителями решили пробить потолок свинарника на нижнем уровне, лестница получилась такой что никто не догадывается что это недавнее вмешательство. В результате возникли новые маршруты передвижения, появилось перетекание, которое я считаю в интерьере очень важным».

Галерея во внутреннем дворе, или, как ее здесь называют, «лоджия» — отличное место для летних ужинов. Конь из стекловолокна — подарок хозяину дома от лондонского друга. На переднем плане кресло с банкеткой Plasma, диз. Н. Коутс для Poltronova.

«Я научился обращаться с особым здешним светом. Окна по большей части маленькие, они фильтруют яркий свет, проникающий снаружи, снимают его напряжение. Простота комнат прекрасно дополняется предметами, которые сияют и сверкают, —  серебристыми поверхностями и зеркалами. В столовой сделан целый фриз из маленьких зеркал. Один из любимых предметов — гигантский серебряный канделябр, который раньше украшал один из круизных лайнеров — свет свечей особенно хорошо работает в паре с серебром. Изогнутые поверхности удваивают отражения, это работает магически».  

«Благодаря смене времен года и движению солнца в течение суток, дом не является статичным.  Он меняется день ото дня, от часа к часу.  Зимой все, включая кошек, мечтают остаться дома. Вылазки во внешний мир, например на рынок в Синалунге, совершаются лишь по необходимости. Мы возвращаемся, нагруженные продуктами, выкладываем в керамические блюда амальфийские лемоны, клементины, помидоры, базилик. По вечерам сидим в гостиной с бокалом вина, этот ритуал для меня — квинтэссенция жизни в Тоскане. Даже зимой в саду цветут цветы, которые могут украсить стол на кухне. Весной сад пробуждается к жизни. Доля окультуренных участков с каждым годом растет (всего территория занимает более гектара). Становится больше террас, но они выглядят так, как будто были здесь всегда. Ряды лаванды растут будто сами собой; очищенные от зарослей ежевики,  вымахали дубы. Группа деревьев образовала уютный уголок, куда мы поставили новый стол: он прекрасно подходит для игры в шахматы. Внутренний двор летом превращается в кинотеатр под открытым небом — смотрим, в основном, фильмы итальянских классиков».

68-летний британец Найджел Коутс известен как архитектор и дизайнер. На его счету немало интересных зданий, однако сегодня он сконцентрирован на предметном дизайне. Работает для Alessi, Fratelli Boffi, Poltronova, Slamp, Varaschin, Frag, Richard Ginori, Ceramica Bardelli, Gebrüder Thonet Vienna — марки преимущественно итальянские. Коутс успешен в коллекционном дизайне и даже наладил производство лимитированных серий силами тосканских ремесленников. «В итальянском доме много вещей моего авторства, таких что созвучны его духу, — например, коллекция Feral в стилистике Simplexity из рубленой древесины». 

Теги:
Автор:
Фото:
Filippo Bambeghi/Photofoyer