Сатиендра Пакхале (Satyendra Pakhale): чувственно и технологично

Сатиендра Пакхале (Satyendra Pakhale): чувственно и технологично

Cатиендра Пакхале  (Satyendra Pakhale) — пропагандист чувственного дизайна (sensorial design) и зеркало, в котором самым причудливым образом отражается современная европейская индустрия. С одной стороны, он — баловень судьбы: востребован лучшими итальянскими фабриками, для которых проектировал столы, стулья, стеллажи. Он рисовал машины для Renault, придумывал витрины для Tod's, тканями с его рисунком обиты сидения в общественном транспорте Стокгольма. Более того, он даже сделал устройство для жизни на луне для голландского научно-исследовательского фонда. С другой стороны, он, очевидно, сохраняет способность смотреть на вещи, быт, стиль жизни, стратегии и общественные преобразования Запада слегка со стороны, сохраняя независимость суждений и здравый смысл. 

Дизайн витрин бутика Tod's.

Сатиендра Пакхале родился в 1967 году, рос в центральном районе Индии Вашим, бакалавриат  закончил в Нагпуре, в магистратуре учился в Индийском Технологическом институте в Бомбее, а также в Европейском центре дизайна и искусства в Швейцарии.

Вклад в формирования Пакхале внесли и ученые СССР. «В юности я читал книги, изданные советcким издательством«Мир»: научно-популярные издания по химии, физике, о космосе, полезных ископаемых и многом другом. Это чтение определило мое мировоззрение и в конечном итоге спровоцировало мой интерес к дизайну». Проектированием занимается с 1993 года. Сначала работал в команде Philips Design. В 1998 открыл собственное бюро в Амстердаме (долго не мог определить, какой город предпочесть: Амстердам или Париж). 

Кресло с оттоманкой White Swan, каррарский мрамор, 2012. Ammann Gallery.

«Я никогда не делаю традиционную мебель из дерева. Мне кажется, мы должны использовать  дерево в редких случаях, как подлинную драгоценность».

Сегодня в студии Пакхале, бок о бок с основателем, трудятся шесть профессионалов. Коллектив небольшой, но это именно студия, здесь рисуют и считают. Все моделирование и прототипирование, не говоря о более трудоемких ручных процесссах, происходит на полигонах и в мастерских. Пакхале присматривается к новым технологиям, но уверенно держит связь с традиционными ремеслами и сам в этом с удовольствием признается.

Кресло Assaya, юбилейная модель, Poltrona Frau. Red Dot Design Award 2016.

Он убежден в том, что класс дизайнера, работающего для фабрик, определяется тем, как он умеет решать производственные задачи, не тереяя собственного  оригинального стиля. Удачным примером считает универсальный (годится и для домов, и босоножек) и одновременно абсолютно узнаваемый стиль Захи Хадид.

Стиль Пакхале узнается не в каждом предмете, но в малотиражных вещах он считывается без труда. Хтонический драйв женских форм всегда облегчен современными технологиями. Если в вазах или креслах вам померещатся  коротенькие ножки игрушечных лошадок, длинные шеи жирафов или крутые бедра индийский женщин, поинтересуйтесь, не Пакхале ли их автор. 

Cтол Kayo extensible, стекло, Fiam, 2015.

Он с удовольствием рассказывает о своем стеклянном столе Kayo (Fiam). «Предмет полностью прозрачен, за исключением поворотного механизма, который сделан из металла, все остальное — стекло. В традиционной схеме большой деревянный обеденый стол выглядит массивным. Мне показалось интересным сделать все наоборот. Стол большой, но почти невидимый. Им можно пользоваться, но одновременно его как бы и нет совсем».

Радиатор Add-on, Tubes. Есть две версии для электрического и водяного отопления. 2004.

Среди очевидных удач студии Пакхале выделяет и радиатор Add-on (Tubes Radiatori), который, как оказалось, стал бестселлером в России. Не только потому что суровый климат требует тепла, но и потому что клиенты готовы платить за красоту батареи.  

Еще один парадокс творчества Сатиендры Пакхале —  минимальная работа с деревом. «Я внимательно слежу за всеми усилиями, направленными на устойчивое развитие, и вообще не имею ничего против. Я всегда стараюсь видеть потенциал материала. Но если вы внимательно проанализируете современную жизнь, пластик покажется вам более экологичным, чем дерево. Почему? Если трактовать пластик как дешевый материал, действительно, он вреден и опасен. Например, одноразовые пакеты или пластиковые стаканчики. Но если отнестись к нему ответственно, если лить пластик, соблюдая технологию, у вас получаются очень долговечные предметы, которые легко утилизовать. Я никогда не делаю традиционную мебель из дерева. Мне кажется, мы должны использовать  дерево в редких случаях, как подлинную драгоценность». Все так, неслучайно единственная модель c щедрым использованием дерева — шезлонг Kubu создается уникальными руками — деревянную обшивку режет мастер-итальянец, реставратор ренессансных мадонн и распятий.

«Мы  в студии были увлечены множеством проектов, работали для серийного производства, это было очень важно, невероятно интересно, мы выкладывались по полной и получили потрясающий опыт. Но в какой-то момент мне захотелось какой-то более художественной деятельности, захотелось сделать что-то единичное, оригинальное. И быть более смелым в экспериментах с материалами. Например, с керамикой, мрамором и деревом. Такие работы я рассматриваю как саморефлексию».

Кресло B. M. Horse. Колокольная бронза. Метод «потерянного воска», 2000, Амманн Gallery. Экземпляр кресла находится в коллекции Музея декоративно-прикладного искусства MAKK.

Последовательнее всего его малотиражные опусы и уникаты представляет Габриелле Амман, маститая галеристка из Кельна, звезда крупных международных ярмарок и советчица знаменитых собирателей. Именно она продюссировала и продавала знаменитый стул B. M. Horse, благодаря которому имя Сатиендра Пакхале уже вписано в историю дизайна начала ХХI века. Округлые формы, приземистые пропорции, напоминающие народные игрушки, и искуснейшая бронзовая оплетка, которая движется по всей форме без единого шва. Настоящее произведения современного декоратино-прикладного искусства. Над моделью B. M. Horse Пакхале пришлось работать семь с половиной лет. Процесс производства  уникален, построен на сочетании старинных и суперсовременных технологий, поэтому для изготовления объекта дизайнер  открыл мастерскую в Нагпуре. Четыре подготовительные модели он финансировал самостоятельно. Неудивительно, что  коллекционеры на ярмарках не могут оторвать от него глаз, а экземпляр B. M. Horse хранится в музейной коллекции MAKK.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службой компаний