Рон Арад (Ron Arad): «беженец от архитектуры»

Рон Арад (Ron Arad): «беженец от архитектуры»

Английско-израильский дизайнер — так называет себя вальяжный лондонец Рон Арад (Ron Arad, р. 24.04.1951). В этом году ему исполнилось 65 лет. Родился в Тель-Авиве. Давным давно живет и работает в Лондоне. Журналисты называют Арада «беженцем от архитектуры», признавая, что экспериментальный, бескомпромиссный фокус его карьеры — именно предметный дизайн, а не архитектура. Начинал учиться в Иерусалиме, в Академии искусства и дизайна Бецалель (1971-1973), продолжил образование в Лондоне — в знаменитой Архитектурной Ассоциации, где воспитанием молодого профи руководил утопист и визионер, шестидесятник Питер Кук. В 1981 году Рон с  подругой Кэролин Торман основал фирму One Off Ltd., которая в 1989 превратилась в архитектурно-дизайнерскую практику Arad Associates. C 1998 по 2008 год Арад гремел по всей Европе как профессор Королевского колледжа искусств (Royal College of Art), любящий споры и противоречия. В RCA он расшатал железобетонные правила учебного заведения, пытаясь подбодрить своих одаренных учеников, среди которых оказались Пол Коксидж, Джулия Ломан, Питер Маригольд. Его самый верный адепт израильтянин Асса Ашуах в подражании мэтру стал носить такие же шляпы, черные штаны и водолазки. 

Все действия и заявления Рона Арада пронизаны свободолюбием и принципиальной непохожестью на коллег по цеху. «Искусство начинается тогда, когда проблемы выживания решены и наступает время излишеств. Чем больше дизайн выходит за пределы реальных потребностей, тем ближе он к искусству. Очень редко я создаю что-то действительно необходимое. И с этой точки зрения я — художник. Моя железная мебель обладат яркой эсетикой, но я считаю, что она функциональна. Разве эти кресла кричат: «Посмотрите на нас, мы — скульптура!? По-моему, на них просто удобно сидеть. Для меня главное — не повторять себя. Вот чего я боюсь, как огня...»

Конечно, Рон Арад — настоящая звезда современного дизайна; о высоте его реноме свидетельствуют многочисленные персональные выставки на лучших площадках мира, будь то Центр Помпиду, Музей современного искусства в Нью-Йорке или лондонский Барбикан. Его малотиражные вещи, прототипы и уникаты охотно и очень успешно продают галеристы. Пожалуй, Арад один из дизайнеров, с творчества которых коллекционеры современного искусства начали присматриваться к столам и креслам. Ничего удивительного, ведь старт его карьеры пришелся на тяжелейшие для британской индустрии 1980-е. Он просто вынужден был выкручиваться и делать музейные вещи: «стул-вездеход» Rover Chair, Transformer и дистанционно управляемая лампа Aerial. В более поздних работах он экспериментировал с закаленной сталью («Хорошо закаленный стул», Well-Tempered Chair; полки «Книжный червь», Bookworm).

Ваза B.O.O.P. Сталь. 1998.

Cамое верное ощущение от Рона Арада образца середины 1980-х выразила Патриция Морозо. «Рон был художником, который использовал дизайн как средство для самовыражения. У него была мебель, сделанная вручную из металла, по сути это были скульптуры. Но он хотел превратить эти формы в мягкую мебель, но и понятия не имел, как это происходит». Удивительно, но именно в этом году итальянская фабрика Moroso праздновала 25-летие коллекции Spring — в Милане плказали целый ряд кресел и стульев Арада, включая культовый Big Easy Chair, который изначально был вручную сделан из стали. Сам дизайнер признается, что это сотрудничество было поворотным моментов в его карьере, но считает, что и на путь фабрики оно оказало сильное влияние.   

«Коллекционеры искусства часто живут среди ужасной мебели, ее вид шокирует! Как это объяснить?»

 А в 2008 году параллельно заработала студия Ron Arad Architects. Потом настал так называемый «итальянский период» Рона Арада: с 1994 по 1995 год он сидел в райской красоте в районе озера Комо, в организованной им Ron Arad Studio, придумывал мебель и одновременно там же ее производил.

До сих пор его любимые материалы – сталь, алюминий и полиамид. При том, что весь его тип мышления как бы создан для уникатов и коллекционного дизайна, Арад все-таки  много сотрудничал с фабриками. В числе его заказчиков в разное время фигурировали Kartell, Vitra, Moroso, Fiam, Driade, Alessi, Cappellini, Cassina, Magis. Конечно,  настоящей победой над судьбой стала реализация его архитектурного проекта. В 2010 году открылся Музей дизайна в израильском Холоне, пригороде Тель-Авива, и эффектно закрученная красная лента из кортеновской стали — элемент фасада — обошла всю мировую прессу. 

Музей Design Museum Holon, Холон, Израиль, 2010

Сегодня он трудится на севере Лондона в Чок–фарм. В помещении старинной фабрики по производству пианино уместилась не только студия и мастерская, но и небольшое пространство — собственная галерея-шоу-рум, где Арад сам выставляет свои вещи. Юбилейный год мэтра насыщен выставками и премьерами. Atelier Swarovski Home включил его типографику в свою дебютную коллекцию. Кресло London Papardelle (1992) стало одним из самых дорогих лотов благотворительного аукциона Time for design в пользу Лондонского музея дизайна и ушло с торгов 29 апреля за 89 500 ф. ст.  Для Design Miami/Basel 2016 Рон Арад спроектировал чайный павильон Armadillo. А самым недавним выступлением небритого джетльмена в фирменной шляпе стала мобильная скульптура во дворе Королевской Академии художеств.  

Скульптура Spyre установлена ​​во дворе Королевской академии искусств (Royal Academy of Art). Сталь. 2016.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами компаний