Голливудский шик Келли Уэстлер (Kelly Wearstler)

Голливудский шик Келли Уэстлер (Kelly Wearstler)

«В хорошем дизайне всегда есть нечто, что стимулирует интеллект»,— говорит звезда современного дизайна Келли Уэстлер. Действительно, эклектика требует смелости, а голливудский коктейль, который пропагандирует американка — настоящей отваги. Возможно, стиль Келли Уэстлер войдет в учебники как образец американского mix&match 2000-2010-х годов. Вообще, заполучить эту даму в качестве декоратора для частной виллы трудно, но очень престижно. «Я вижу пространство сразу в трех измерениях. Оцениваю историю, расположение и архитектуру и начинаю раздвигать границы», — говорит декоратор. Ее специализация — ретротеатральный стиль, который она подхватила у знаменитых предшественников, американских декораторов Дороти Дрейпер и Уильяма Хейнза. Кто-то называет ее метод возвращением к голливудскому регентству, а кто-то — максимализмом. Она умеет ставить римские головы на ворсистые ковры с агрессивным орнаментом, обивать кресла в стиле Людовика XIV черной кожей с тисненым рисунком, вешать зеркала эпохи рококо на ярко-бирюзовые стены.

Гостиная в особняке Belagio в Калифорнии. У каждой фактуры свой громкий голос.

Уэстлер, владелица дизайнерской фирмы KWID, оформила немало интерьеров кинозвезд и входит в десятку лучших дизайнеров отелей. Сделала семь гостиниц для сети Viceroy: в Майами, Мексике, на Карибах и во Вьетнаме. Преуспела еще и в создании аксессуаров, ковров и домашнего текстиля. «Заниматься интерьерами мне было на роду написано. Мама была прирожденным декоратором, жила в окружении красивых вещей и постоянно что-то переделывала. Я могла вернуться из школы — а стены в гостиной уже другого цвета...» Келли училась в Массачусетском колледже искусств, стажировалась в Нью-Йорке и Кембридже. Подрабатывала фотомоделью. Она и сейчас в прекрасной форме, несмотря на крайнюю загруженность: воспитывает двух сыновей, помогает мужу-девелоперу Брэду Корзену, пишет книги по декору... Кажется, что ее насыщенные красочные интерьеры созданы только для того, чтобы опровергнуть ироничное отношение к американскому вкусу. «Мне интересно смешивать вещи 20-х годов с объектами 80-х. В глубине души я — модернист. Мне не нравится, когда интерьер выглядит так, как будто все в нем куплено сразу и в одном магазине. Знаю, это самый простой способ обставить дом, но выискивать вещи по разным местам, — намного увлекательнее. Да и комнаты получаются богаче, текстурнее». 

Кабинет в доме Сандерсонов, Вашингтон.

По всей Америке, а иногда и в Европе, Келли ищет эффектные предметы ХХ века: кресла, cветильники, барные стулья, вазы, пепельницы, мелкую пластику. Критерий всегда один — вещь должна подходить по масштабу и дарить интерьеру историческую глубину.

«Если в доме есть предмет, который «хорошо пожил», он всегда заявит свою тему и тем самым обогатит интерьер». 

Все единодушно восторгаются той свободой и смелостью, с которой Келли смешивает цвета, орнаменты, фактуры. А также созданными ею многочисленными комодами, кроватями, столами, появляющимися как из рога изобилия. Ее предметный дизайн вдохновляют три мастера. «Я ценю Джо Понти, Пьеро Форназетти, Этторе Соттсасса», — признается американка в любви к итальянским маэстро.

«Во-первых, в люксовом доме должны быть сногcшибательные, сексуальные светильники — чтобы выглядели настоящими произведениями искусства по форме и дарили артистичный свет. Во-вторых, надо хорошо продумывать покрытия — неважно, штукатурка у вас, обои или панели, но стены должны «работать». Третий принцип — диалог между палитрой и фактурами, и чем они насыщеннее, экстравагантнее, тем важнее единый центр. Моя практика говорит, что лучший «герой» гламурного интерьера — это крупноформатная скульптура. Она организует пространство и собирает «разноголосицу» в единый хор».

Если позволяет бюджет — а все проекты Уэстлер капиталоемкие — в ее интерьерах будет царить натуральный камень. Стены гостиной выложены медовым ониксом, в ванной — тот же камень, но более яркий, фактурный. В инкрустациях на полах использованы 3–4 сорта мрамора. Келли применяет сложный рисунок или же кладет камень нарочито крупными слэбами — чтобы возможности материала демонстрировались по полной. Если рисует мебель, то старается подарить столу мраморную столешницу, а лампе — базу из оникса.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены дизайнером