Хосе Рафаэль Монео: 9 мая — день рождения архитектора

Хосе Рафаэль Монео Вальес  — один из самых влиятельных испанских архитекторов. Лауреат Притцкеровской премии и многочисленных профессиональных наград, включая Национальную премию по архитектуре (2015).

Он строил в Испании при диктатуре Франко, преподавал в Гарварде в период экономического кризиса...  Монео не гонится за последними трендами авторской архитектуры и чужд пластическому экспрессионизму. Его постройкам свойственны аскетизм и разумное соответствие окружению. Массивные объемы Монео врастают в окружающий город, как вековые деревья. Глухие плоскости стен, колонны и натуральные фактуры материалов дополнены истинно европейским вниманием к детали. Его проекты регулярно хвалят за достижение неуловимого качества «безвременья». Как писал архкритик Роберт Кэмпбелл в своем эссе о вручении Монео Притцкеровской премии, «здание Монео характеризует осознание времени, оно помнит своих предшественников. Свою миссию в современном мире оно формулирует через память».

Национальный музей римского искусства. Museum of Roman Art. Мерида. 1986.

Хосе Рафаэль Монео Вальес. Родился в 1937 г. в Тудела (Испания). Окончил ETSAM (Мадридский политех- нический университет). В 1985—1990 гг. возглавлял Гарвардскую школу дизайна. В 1996-м стал лауреатом Притцкеровской премии, в 2001-м — премии Миса ван дер Роэ, в 2006-м — Золотой медали RIBA. 

Монео родился 9 мая в маленьком городке в горной провинции Наварра в 1937 году. Уехал учиться в столицу и вскоре после получения диплома выиграл свою первую Национальную премию за реставрацию Музея истории Мадрида. Ему было 24. Для стажировки выбрал, пожалуй, самую авангардную тогда мастерскую: Монео отправился в Данию, к самому Йорну Утзону, увлеченному фееричным проектом Сиднейской оперы. Свое бюро Монео создал в 28 лет, уже получив степень, а в 37 решил выпускать журнал Arquitectura Bis, став известным преподавателем и едким критиком. Про академическую карьеру Монео не забывал никогда: после кафедр Барселоны и Мадрида его заметили в Штатах. В 1985-м, еще до нефтяного кризиса и обвала фондовой биржи, он перевез семью, жену Белен и трех дочерей, в профессорский пригород Бостона, где получил завидное место председателя департамента дизайна в Гарвардском университете архитектуры.

Национальный музей римского искусства в Мериде (1986).

Постоянная практика для карьеры не менее важна, чем теория. Монео строит понемногу, но непрерывно. Среди самых значимых работ — Национальный музей римского искусства в Мериде (1986), Музей современного искусства и архитектуры Стокгольма (1998), собор Богoматери Ангелов в Лос-Анджелесе (2002), реконструкция крупнейшего железнодорожного вокзала Аточа (1992) и расширение комплекса Прадо в Мадриде (2007). Европейское культурное наследие требует постоянного обновления, и доверяют его не всем.

Собор Богoматери Ангелов в Лос-Анджелесе. 2002.

У него есть имя и в предметном дизайне. «Когда я рисовал вокзал Аточа, я думал обо всем, вплоть до последней детали... Дома — это автобиография, день за днем в них накапливаются отпечатки тех, кто там живет. Дом не нуждается в специальной мебели. Больницы, станции, музеи — совсем другое. Это анонимные места, лишенные атмосферы. Разработанная для них вещь может сделать их одушевленными. Утверждать, что дизайн должен говорить чувствами, а не быть привлекательным, красивым, это получить вещь, которая засвидетельствует отсутствие культуры. А я предпочитаю визуально культурный мир».

Реконструкция железнодорожного вокзала Аточа в Мадриде. 1992.

Монео открыто признает родство с 1930-ми годами, когда пластичные искусства были на волне. Даже его простейшие элементы оформления явно вдохновлены Райтом и Аалто, Баухаузом и Бройером. Он признает, что обожает проектировать сиденья, поскольку это предполагает структурное мышление. Стулья архитектурны. В 1997 году он становится соучредителем BD Ediciones, знаменитого бренда, который первым в Испании начал представлять ключевых дизайнеров, таких как Скарпа или Моррисон. Для Roca oн придумывает серию сантехники Frontalis, подтверждая важность междисциплинарного подхода. В 2016 году Дом Hermès выпустил его кресла Оria. «Архитекторы могут извлечь выгоду из знания в других областях, но вся их работа, по существу, это лишь опыт для создания архитектуры».

Кресло Оria. Hermès. 2016.

Как и многих крупных творцов, Монео тяжело «уложить» в рамки одного стиля: он и модернист, и постмодернист, и сам по себе. В юности активно пропагандировал Р. Вентури: постмодернистские идеи, пересматривающие традиции европейской культуры. Увлечение было полезным, но сегодня опора Монео — материал и пространство. «Возможность высказаться в архитектуре опирается на знание многих языков. Каждый раз строительство идет по-новому — полностью меняется, если здание спроектировано из камня, кирпича или простого бетона. В каком-то смысле материал, так же как и цвет, влияет на восприятие дистанции, на чувственные и тактильные впечатления».

Проект нового корпуса университета Columbia (2010) показал Монео с неожиданной стороны. Алюминиевые жалюзи, стекло, ритмичный рисунок фасада... «Мне действительно нравится состояние неопределенности в начале работы, когда еще неизвестно, что получится в итоге».  

Корпус университета Columbia. Нью-Йорк. 2010. Rafael Moneo/ Davis Brody Bond Aedas/Moneo Brock Studio.

Здание муниципалитета. Мурсия, Испания. 1998. Фрагмент.

Здание муниципалитета. Мурсия, Испания. 1998.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами компаний