Архитектор Гаэ Ауленти: «если мода диктует красное, я сразу надену зеленое»

Гаэтана (Гаэ) Ауленти (4.12.1927—31.10.2012) — одна из немногих женщин, серьезно занимавшихся такими нетипичными для женщин профессиями, как архитектура и проектирование.

Ауленти была автором вилл для знаменитостей, делала шоу-румы для Fiat и оформляла витрины для Olivetti, создавала ручки и часы для Louis Vuitton, мебель для Knoll, светильники для Artemide. Прославилась она благодаря проекту Musée d'Orsay, переделанному из одного из парижских вокзалов начала ХХ века, и последовавшему за этим целому ряду музейных проектов по всему миру.

Гаэ Ауленти родилась на севере Италии в городке Палаццоло делло Стелла рядом с Триестом. Она решила стать архитектором в противовес родителям, которые хотели сделать из нее «милую светскую девушку», и поступила в Миланский Политех. Там было всего две девушки на весь курс. Закончив институт в 1954 году с дипломом архитектора, Гаэ стала работать в дизайнерском журнале Casabella, вскоре она открыла собственное бюро.

Вместе со сверстниками она отрицала работы таких мэтров, как Ле Корбюзье, Мис ван дер Роэ, Вальтер Гроппиус, считая их слишком абстрактными, оторванными от почвы. Они стали называть себя нео-либертарианцами и выступали за сохранение национальных традиций и возможности личного самовыражения в архитектуре, даже в противовес господствующей моде. Этим принципам Гаэ следовала и в жизни. В одном из интервью она заявила: «Если мода диктует нам одеться во все красное, я тут же переоденусь в зеленое!»

В 1960-70-е годах Гаэ работала над интерьерами шоу-румов, в том числе для Fiat, Knoll и Olivetti, затем проектировала мебель для Knoll, Zanotta, Kartell и светильники для Artemide, Stilnovo, Martinelli Luce. Самый знаменитый предмет мебели в ее портфолио — кофейный столик со стеклянной столешницей и велосипедными колесами вместо ножек — вошел в коллекцию нью-йоркского музея МоМА.

Но мировую славу ей принес проект по переделке парижского вокзала начала ХХ века в Musée d'Orsay. Работы начались в 1980 году и закончились в 1986-м. Отзывы критиков были очень противоречивы, нашлось немало недовольных, пространство, созданное Гаэ в здании бывшего вокзала под огромным стеклянным сводом, газеты сравнивали с ритуальным залом, мавзолеем, египетским погребальным сооружением. На все выпады Гаэ Ауленти отвечала: «Вы можете критиковать d'Orsay сколько угодно, но 20 тысяч человек стоят в очереди, чтобы только попасть туда».

Музей Орсе в Париже.

«Занимаясь архитектурой, женщины не должны думать о себе, как о слабом меньшинстве. Минута слабости — и вы будете парализованы как профессионал. Чтобы не создавать себе самой проблемы, очень важно помнить об этом». 

После завершения этого проекта заказы на создание музейных интерьеров посыпались, как из рога изобилия. Гаэ оформила залы в парижском Центре Жоржа Помпиду, реконструировала венецианское Палаццо Грасси, превратив его в арт-музей, переделала старое итальянское посольство в Берлине в одно из зданий Академии наук, а выставочный зал в Барселоне — в Музей каталонского искусства. Последней ее работой на этом поприще стало создание Музея азиатского искусства на базе бывшей библиотеки в Сан-Франциско.

В декабре 2012 года именем Гаэ Ауленти была названа площадь рядом с миланским транспортно-пересадочным узлом — станцией Гарибальди. О роли женщины на мужском поприще архитектора она говорила так: «Есть много талантливых женщин-архитекторов, предпочитающих работать в тандеме с мужчинами. А я всегда работала самостоятельно, и это многому меня научило. Занимаясь архитектурой, женщины не должны думать о себе, как о слабом меньшинстве. Минута слабости — и вы будете парализованы как профессионал. Чтобы не создавать себе самой проблемы, очень важно помнить об этом». 

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами