DDW 2017. Голландский дизайн и его 10 ньюсмейкеров

DDW 2017. Голландский дизайн и его 10 ньюсмейкеров

Dutch Design — голландский дизайн — всемирно признанный бренд. Интеллектуальный и передовой, но при этом не лишенный иронии и культуры. Кто они, носители его ДНК? Представляем 10 ньюсмейкеров 2017 года в категории art & design, чьи вещи хранят и выставляют музеи.

1. Йорис Лаaрман: роботы и человеческий мозг

«Костяное» кресло выражает дизайн, который был немыслим еще поколение назад — это нечто настолько сложное, что ни один человеческий мозг не смог бы прийти к такому без посторонней помощи, да и, на самом деле, суперкомпьютер». Йорис Лаарман

Лаaрман (р. 1979) принадлежит к поколению экспериментаторов. Студия Joris Laarman Lab родилась в 2004 году. Конек Йориса Лаaрмана — роботизированный принтинг. «Я твердо уверен в будущем цифрового производства и местного ремесленного труда». 18 октября 2017 года на торгах Sotheby's в Лондоне кресло Bone Rocking Йориса Лаармана было продано за 248 750 фунтов стерлингов.

2. Мартен Баас: дизайн «на кончиках пальцев»

«Мой метод похож на приготовление пищи, а вещи — на еду. Вы же не будете есть что-то ровное, прямолинейное и идеальное по форме. Это неприятно. И мне нравятся органические формы, но с трещинкой, с червоточиной». Мартен Баас

Главные коллекционеры современного дизайна обожают Бааса: его уникаты есть дома у Бреда Питта и Яна Шрагера. Мартен Баас (р. 1978) закончил Академию дизайна в Эйндховене. Выпускная работа Бааса — серия закопченной мебeли Smoke сразу дала понять: амбиции дизайнера — делать вещи для музеев. Его работы находятся в cобраниях V&A, MoMa, Rijksmuseum и Музея декоративного искусства в Париже. Десять лет его продает Carpenters Workshop Gallerу. Мартен Баас успешно сотрудничает с Louis Vuitton, Swarovski, Dior. Весной 2017 года Groninger Museum устроил дизайнеру первую большую ретроспективу.

3. Пит Хайн Эйк: повар и плотник

«Смотрим, что вокруг. Стараемся сохранить, все, что есть, максимально интеллектуально и прагматично. Нам совсем не хочется делать новые вещи, лучше спасать и приспосабливать старые. Таким образом, мы кардинально отличаемся от большинства дизайнеров». Пит Хайн Эйк

Настоящий герой Эйндховена больше похож на здоровенного плотника. Пит Хайн Эйк (р. 1967) производит мебель в собственных цехах: серии и уникаты из вторсырья, в этом соль фирменного стиля Эйка. Главный материал — старые доски. Пит Хайн Эйк всегда открыт разнообразным заказам — от предметов до корпоративного стиля. По соседству с фабрикой функционирует его просторный шоу-рум, лавка сувениров и отличный ресторан, куда из соседних городов и стран приезжают поклонники фирменных табуреток. В июле 2017 году Пит получил премию за развитие дизайна культурного фонда родной провинции Северный Брабант.

4. Хелла Йонгериус: дизайн на всю жизнь

«Союз между массовым потоком и ремесленным качеством возможен, и я знаю, как поженить традиции с новыми технологиями. Я за богатство материалов и внимание к мелочам. Стараюсь думать только о тех вещах, которые захочется полюбить, взять в семью и разделить с ними долгую жизнь». Хелла Йонгериус

Требовательный преподаватель (многие годы занималась студентами альма-матер — Эйндховенской Академии дизайна), Хелла Йонгериус (р. 1963) — глава маленького бюро Jongeriuslab и арт-директор Vitra. Выпускает собственные продукты и коллекции для клиентов. Ее выставки устраивали Музей современного искусства в Нью-Йорке, Музей дизайна Купер Хьюитт, галереи Kreo (Париж) и Moss (Нью-Йорк). В 2017 подготовила коллекцию (вазы, зеркала, столы и шторы) для Galerie Kreo, которая сопровождала ее большую выставку Breathing Colour в Лондонском музее дизайна.

5. Scholten & Baijings: тонкий градиент

«Если вы наметили проектный процесс, который просто идет из точки A в точку B, насколько это креативно? Только пытаясь прокладывать необычные маршруты, вы можете прийти к чему-то новому». Scholten & Baijings

Кароль Байингс (р. 1973) и Стефан Шолтен (р.1972) принадлежат к поколению, идущему вслед за концептуалистами Droog Design. Козырем семейного дуэта выступает чувство колорита, тонкое и изысканное. Именно легким цветом со сложным градиентом славятся вазы Scholten & Baijings для Севрской мануфактуры или датской компании Georg Jensen. Их работы хранят Музей Стеделейк в Амстердаме и Центральный музей в Утрехте. Кароль и Шолтен все силы отдают проекту Chromatography: The Colour World of Scholten & Baijings. В сентябре 2017 года вышла их колористическая версия Frame TV (дизайн Ив Беар для Samsung).

6. Kiki & Joost: хай-тек & лоу-тек

«Выживание подстегивает воображение. Мне нравится, когда что-то невероятно высокотехнологичное вдруг представляется чем-то совсем архаичным, простым, когда хай-тек выглядит как лоу-тек. Роскошь сегодня — это предметы с изысканной ремесленной работой». Кики ван Эйк

Кики ван Эйк (р. 1978) и Юст ван Блейзвик (р. 1976) делят стол, постель и мастерскую. Но лишь иногда соединяются в работе над общими проектами. Каждый сохраняет собственное имя, идеи, стиль и заказчиков. Оба автора еще в начале 2000-х были замечены нью-йоркским дилером Мюрреем Моссом, а в Европе их дизайн продает роттердамская Vivid Gallery. Какое-то время назад Zuiderzee Museum пригласил сделать коллекцию: Юст спроектировал тележки и комоды из тюльпанового дерева, а Кики — серию фарфоровых сосудов с теснением, запечатлевшими аутентичную местную вышивку. Их мастерская дополнилась шоу-румом, бутиком одежды, дизайнерским магазином и в этом году — новым адресом.

7. Бертьян Пот: «сделай сам»

«Мне нравится открывать заново давно знакомые, старые материалы, которые, казалось бы, уже ничем не способны удивить. Игра, практика и исследование — сейчас они неотделимы, именно это мне больше всего и нравится в занятиях дизайном». Бертьян Пот

Бертьян Пот (р. 1975) учился на отделении «Человек и идентичность» у Ульфа Морица, от которого перенял любовь к текстилю. В качестве дипломного проекта сделал Knitted Lamp — «Вязаный светильник»: трикотажный «чулок» заполнил надувными шарами, пропитал прозрачной смолой, после чего сдул и вынул шары. Этот принцип придания жесткости и формы предметам из ткани и ниток Пот использовал позже неоднократно — cделав, например, знаменитый светильник-шар Random Light, выпускаемый Moooi с 2003 года. Лондонский музей V&A, нью-йоркский MoMA, амстердамский Стеделейк и роттердамский музей Бойманса ван Бёнингена хранят его сплетенные из ниток и облитые смолой светильники и стулья, сшитые из тесьмы маски и вырезанные из сушенных тыкв лампы.

8. Ричард Хаттен: дизайн без признаков дизайна

«Мы работаем для заказчиков с трех континентов. Сегодня не так важно, где ты находишься, главное — Интернет. Думать можно везде. А рисовать хорошо и в самолете — не отвлекает телефон». Ричард Хаттен

«Дизайн должен быть остроумным, дружелюбным и способным удивлять», — считает Хаттен. Двухметровый голландец делает все: от почтовых марок до музейных интерьеров. Некоторые объекты напоминают игрушки: пуфы-слоны, двуручные кружки, лампы-одуванчики... Ричард Хаттен (р. 1967). окончил Академию дизайна в Эйндховене (1991) и в том же году основал студию в Роттердаме. Участник объединения Droog Design. Работы Хаттена есть в Design Museum London, MoMA в Нью-Йорке, а также в музеях Лиссабона и Мюнхена. Сотрудничает с прогрессивными дизайнерскими марками Sawaya & Moroni, Moooi, Muji, Moroso. Креативный директор Gispen. Автор музейных и выставочных пространств: интерьеров Музея кино (Амстердам), Музея архитектуры (Роттердам).

9. Studio Job: маркетри с ракетами

«Мы участвовали в более чем 350 выставках по всему миру. Сегодня мы работаем параллельно над искусством, архитектурой, модой, музыкой, издательской деятельностью и дизайном. Что требует одновременно скромности и открытости». Studio Job

Бельгиец Йоб Смитс (р. 1970) и голландка Нинке Тинагель (р. 1977) давно работают под брендом Studio Job. Ретроспективу творчества с названием «Сумашедший дом» показали в нью-йоркском Музее искусства и дизайна (MAD). Мебель, скульптуры, светильники, панно, обои — намеренно провоцируют, интригуют, эпатируют, что создало Studio Job репутацию enfants terribles и позволило войти в шорт-лист аукционов (например, напольная лампа Robber Baron, 2007, продана за 110 500 долл.). Творчество Studio Job часто определяют как barocco digital, оно носит откровенно междисциплинарный характер и высоко оценено коллекционерами.

10. Марсель Вандерс: жить в будущем, оглядываясь в прошлое

«Хватит функции, нужно больше любви. Больше фантазии, снов, воспоминаний и чувств». Марсель Вандерс

Люкс давно считает его постоянным контрибьютором. Успевает пополнять коллекции собственного бренда Moooi, творить раскладную мебель для Louis Vuitton, аксессуары для Christofle, люстры для Baccarat, мозаику для Bisazza. Проектирует отели в Стамбуле и Катаре. Пятидесятилетие отпраздновал персональной выставкой в музее Стеделейк. Марсель Вандерс (р. 1963) перевернул представление о голландцах как о скромных изобретателях велосипедов и авторах протестантских скамеек. Даже люди, далекие от дизайна, знают, что есть голландский кудесник, который придумывает кружевные кресла, выкладывает золотые калейдоскопы и делает интерьеры а-ля «цифровое барокко», которое было так успешно в нулевых. Суперзвезда голландского дизайна признается, что его любят в других странах, но порой прохладно воспринимают на родине.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами