Арне Якобсен: 115 лет великому датскому архитектору и дизайнеру

Арне Якобсен: 115 лет великому датскому архитектору и дизайнеру

Арне Якобсен (Arne Jacobsen, 1902–1971) — автор знаменитых кресел Swan и Egg, стульев Ant и Series 7. Историю дизайна ХХ века невозможно представить себе без его творений: она была бы другой. Энциклопедии называют его отцом современного датского дизайна и ведущим представителем функционализма в архитектуре. Построенные им здания вошли в список национального наследия страны и в Датский культурный канон. Swan и Egg, Ant и Series 7 были спроектированы еще в 1950-е годы и с тех пор никогда не выходили из моды: датская компания Fritz Hansen продает эти стулья и кресла миллионными тиражами. Их запоминающиеся силуэты можно видеть в рекламных роликах и кинофильмах, в домах селебрити и в интерьерах люксовых отелей. Знаменитые дизайнеры и архитекторы регулярно участвуют в проектах по их реинкарнации: придумывают для них новые обивки, ставят на фантазийные ножки или объединяют парами как инь и янь.

По легенде, Якобсен проявил себя как радикальный минималист еще в детстве: викторианские цветочные обои на стенах своей комнаты в родительском доме он закрасил белой краской — так они его раздражали. Он рос в благополучной мелкобуржуазной семье в Копенгагене и рано стал проявлять способности к рисованию, хотел стать художником, но отец настоял на более практичной строительной специализации. До поступления в 1924 году на архитектурный факультет Королевской академии изящных искусств Якобсен успел сплавать в Нью-Йорк, нанявшись на корабль матросом, поработать каменщиком в Германии и закончить строительный колледж. В 1925 году он участвует в знаменитой парижской выставке Декоративных искусств, давшей название стилю ар деко, и получает серебряную медаль за кресло из ратанга, которое позже назвал в честь этого события Paris Chair. В Париже огромное впечатление на Якобсена производит модернистский павильон Ле Корбюзье из стекла и бетона L'Esprit Nouveau. Он хочет быть на волне авангардных течений и едет в Берлин знакомиться с творчеством деятелей немецкого Баухауса Вальтера Гроппиуса и Миса ван дер Роэ. Якобсен как губка впитывает и осмысляет эстетику новой архитектуры и сразу начинает проектировать в этом ключе, счастливо избежав увлечения неоклассицизмом или национальными вариантами «артс-энд-крафтс».

Эскиз Дома будущего для выставки в Копенгагенском форуме, 1929.

В 1929-м вместе со своим соратником-архитектором Флеммингом Лассеном Арне Якобсен победил в конкурсе Датской ассоциации архитекторов и ему поручили строить «Дом будущего» на выставке в Копенгагенском форуме. Это был круглый в плане спиралевидный павильон с плоской крышей, из стекла и бетона. Там был гараж, в котором стоял Додж-кабриолет, вертолетная площадка на крыше с приземлившимся гирокоптером и эллинг с шикарной яхтой. Окна опускались, как в автомобиле, была конвейерная труба для почты, вращающийся мат для чистки обуви и кухня для приготовления полуфабрикатов. Мебель была спроектирована из стальных трубок. Якобсен сразу прославился как ультра-современный архитектор. В следующем году он открывает собственное бюро.

Жилой комплекс Беллависта, 1934.

В 1930-е годы он много строит в Копенгагене и окрестных муниципалитетах. Самым масштабным стал проект «Беллависта» севернее Копенгагена — Якобсен обустроил там пляжный резорт, построил многоквартирный жилой комплекс, футуристичную бензоколонку, театр «Бельвю» и модернизировал старый ипподром. Для резорта он проектировал все: киоски, спасательные вышки, кабинки для переодевания, билеты, афиши и униформу для сотрудников. В основе фирменного стиля были бело-голубые полоски. Вскоре «Беллависта» стала самым популярным местом отдыха копенгагенцев. Рядом вырос белоснежный трех- и двухэтажный престижный жилой комплекс с плоскими крышами и ритмично расположенными балконами, спроектированный так, что почти из каждой квартиры открывался вид на море.

Бензоколонка, рядом с Беллавистой, 1934.

Его постройки тогда воспринимались как слишком радикальные. И вызывали протесты не только у обывателей, но и среди критиков. В «Беллависте» местное население не дало построить центральный элемент парка — вышку с вращающимся рестораном наверху. По поводу скромного дома Стеллинга, который Якобсен, как оценивают современные специалисты, идеально вписал в историческую застройку площади Старого рынка в Копенгагене, газеты возмущенно требовали навсегда отнять у него диплом архитектора. А к грандиозному зданию муниципалитета в Орхусе под давлением общественности пришлось пристроить традиционную башню с часами — без нее ратуша напоминала рассерженным горожанам заводской цех. Сегодня муниципалитет в Орхусе вошел в Датский кульутрный канон — список из 108 произведений искусства и архитектуры, официально признанных неотъемлемой частью датской культуры. Дом Стеллинга, как и завершенный к 1942 году муниципалитет в Сёллерёде, и многие другие постройки Якобсена, вошел в список зданий, охраняемых государством.

Во время Второй мировой войны Дания была оккупирована. В сентябре 1943-го стало известно, что готовится депортация всех датских евреев в лагеря смерти. За 72 часа датчане спасли почти всех: 7200 человек под покровом темноты были переправлены на рыбацких лодках в Швецию. Такси, кареты скорой помощи свозили людей на берег, где их ждали рыбаки. Среди спасенных был и Якобсен. В Швеции у него не было разрешения на архитектурную деятельность, но за всю свою жизнь он никогда не сидел без дела. Он занялся дизайном тканей и обоев. Кроме элегантных геометрических орнаментов Якобсен создавал и живописные цветочные композиции: в них отразилось его увлечение ботаникой. Сегодня обои по некоторым из созданных в годы изгнания эскизам выпускает шведская фабрика Boras Tapeter.

Вернувшись в 1945-м на родину, Якобсен с головой окунается в работу, по которой соскучился за годы вынужденного простоя. Сначала это незамысловатое многоквартирное жилье — после войны в нем была острая нехватка, строить нужно было быстро и дешево. Но вскоре он уже вновь возвращается к экспериментальным и авангардным формам. Рядом с «Беллавистой» в конце 1940-х, начале 1950-х вырастает комплекс Søholm — необычный ансамбль террасных таунхаусов из желтого кирпича. В одном из них архитектор жил с 1951-го до самой своей смерти в 1971-м. Он пристроил к дому студию, в которой и работал. Чтобы не затенять рабочее пространство, вместо деревьев на участке разбил красивый цветник с более чем 300 видами растений, за которыми ухаживал с наслаждением. Сегодня этот таунхаус, полностью отреставрированный, сдается в аренду с условием, что жильцы будут несколько раз в год пускать внутрь посетителей и показывать им бывшее жилище легендарного архитектора.

Городская ратуша Орхуса, возведена в 1941 году по проекту Арне Якобсена и Эрика Мёллера.

В 1957-м Якобсен построил абсолютно новаторскую для того времени школу Munkegaard в Гентофте. Это был целый комплекс, рассчитанный на тысячу детей, при этом спроектирован он был так, что у преподавателей и учеников сохранялось ощущение уютной камерности классов. Якобсен выстроил гипподамову сетку из вытянутых одноэтажных домиков, образующих квадратные внутренние дворы-патио. Стены, обращенные во дворики, были полностью стеклянными. Между зданиями были стеклянные коридоры-переходы. Площадка для спорта и всеобщих собраний находилась ниже уровня земли. Лабораторные кабинеты и администрация — в отдельных корпусах. Школа — памятник архитектуры, и когда уже в XXI веке встал вопрос ее реконструкции и адаптации под современные учебные процессы, для этого никак не удавалось найти подходящих подрядчиков. Наконец, в 2008-м архитектурное бюро Dorte Mandrup Architects сумело бережно реконструировать и расширить уникальный учебный комплекс.

Колледж St. Catherine, Оксфорд, 1962.

Арне Якобсен почти никогда не ограничивался только архитектурой зданий: он рассматривал свои постройки как единое, не делимое на разрозненные составляющие произведение, в котором автор отвечает за всё: от мелких деталей в декоре интерьера до материалов, которыми облицованы фасады. Он подбирал текстиль, проектировал мебель, светильники, придумывал отделку стен, пола и потолков. Мебель, созданная для конкретного проекта, часто оказывалась настолько удачной, что ее рано или поздно запускали в самостоятельное производство. Так, диван Mayor Sofa, спроектированный еще для здания муниципалитета в Сёллерёде, сегодня с успехом выпускает компания &tradition. Стулья Mosquito и Tongue из школы Munkegaard делает Howe, а кресла Oxford из колледжа St. Catherine — Fritz Hansen. Пригодился даже типографский шрифт, специально придуманный Якобсеном для табличек в муниципалитете Орхуса: датская студия Design Letters использует его в качестве декора посуды, постельного белья и всевозможных предметов интерьера.

Легендарный стул «Муравей» — Ant — из формованной под давлением фанеры в 1951-м был придуман для кафетерия фармацевтической компании Novo Nordisk. Якобсен тогда восхищался опытами с фанерой супругов Имз и пытался «пойти по их стопам», часами и днями ставя эксперименты. Через пару лет он спроектировал еще более успешные стулья «седьмой серии» — Serie 7, которые теперь миллионными тиражами продает Fritz Hansen.

Комната 606 в The Radisson Blu Royal Hotel.

Но больше всего икон дизайна родилось в результате создания отеля SAS Royal Hotel в 1956—1960 гг. (теперь он называется The Radisson Blu Royal Hotel). По сути, это был первый в мире дизайнерский отель, потому что авторским здесь было всё — от архитектуры («две сигаретные пачки, поставленные перпендикулярно друг другу») до дверных ручек, смесителей и пепельниц, которые сразу же появились среди фирменных бортовых сувениров авиакомпании SAS (ей первоначально и принадлежала гостиница). В лобби отеля, где стояли ставшие классикой дизайна кресла Egg, Swan и Drop, можно было зарегистрироваться на рейс, шаттл доставлял постояльцев до аэропорта за 20 минут. Знаменитые кресла смотрятся как скульптуры, потому что именно как скульптуры они и создавались: Якобсен лепил многочисленные прототипы из глины, и лишь после того, как идеальная форма была найдена, фабрика Fritz Hansen воссоздавала их из пластика, армированного стекловолокном. Кроме того, для отеля были спроектированы прекрасные в своем лаконизме светильники, которые теперь выпускает Louis Poulsen под названием AJ, и уникальные посеребренные столовые приборы, больше похожие на арт-объекты, чем на приспособления для приема пищи. Неслучайно они сразу попали в коллекцию нью-йоркского музея современного искусства MoMA. Реплику выпускает датская фирма Georg Jensen.

К сожалению, когда отель сменил владельцев и стал сетевым, его подогнали под общие корпоративные стандарты. Всё авторское заменили на обычное. Только номер 606 оставили в том виде, в каком его задумал Арне Якобсен — с деревянными панелями по стенам, встроенной мебелью и креслами Egg и Swan в ярко-голубой обивке. Причем «музейный номер» можно бронировать.

Свой последний проект — Национальный банк Дании — Арне Якобсен начал в 1966-м, но завершить не успел, это за него сделали его ученики, архитекторы бюро Dissing+Weitling. Мраморный холл здания с прекрасной скульптурной лестницей получился торжественным, словно собор, и считается одним из самых красивых общественных интерьеров в Копенгагене.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами компаний