Индиа Мадави: цвет, орнаменты и архитектура

Архитектор и дизайнер Индиа Мадави  (India Mahdavi, р. 4 апреля 1962) — автор интересных интерьеров и элегантных предметов. Ее называют королевой цвета, а спроектированные ею гостиницы, рестораны, клубы и бутики всегда попадают в дизайн-путеводители.

География проектов Мадави широка — Париж, Лондон, Нью-Йорк, Майами, Мехико, Гонконг, Монако, Филадельфия... «Посюду я выступаю как арт-директор. Над разными проектами  работаю с разными командами. Передаю им свое видение, моя задача — влить правильную энергию и организовать усилия профессионалов».

Стол для Louis Vuitton, Objets Nomades.

В детстве Индиа Мадави хотела стать кинорежиссером. «Это сегодня мы можем питать нашу фантазию совершенно разными образами, которые моментально дает нам интернет. Раньше у нас под рукой были только книги, альбомы, кино и телевидение. Мне нравились режиссеры, которым удалось создать сильные визуальные универсумы – Кубрик, Висконти,  Феллини». У Индии — персидская и египетская кровь. Отец был академиком, мама воспитывала пятерых детей.

Табуреты Bishop, 12 оттенков.

Самые ранние воспоминания связаны с Кэмбриджем. «Очень хорошо помню техниколор. Фильмы 1960-х годов, тонированные в этой технике цветопередачи.  Тогда только-только появилось цветное телевидение, и для меня это был очень сильный эмоциональный опыт. Помню, как ходила в школу с ланчбоксом и традиционным сэндвичем с арахисовым маслом и джемом. Из Массачусетса мы переехали в Хайдеберг, там год мы прожили в невероятном неоготическом доме  в стиле семейки Адамсов. Это был точно черно-белый вариант.»

Диван Nouvelle vague, 2011.
Стол Superstarr, 2002, столешница — дуб, ножки — керамика, глазурь.
Диван Jelly Pea, обивка — бархат.
Диван из колл. Oliver, 2001.
Блюда Be bop a lula, бамбук, лак.
Диван Bluffer, 2002, обивка — бархат на шелковой основе.
Стол Alber, 2008. Столешница — тонированный орех, основание — полированная латунь.
Книжный стеллаж Toujours fidèle, il se pose là modèle, 2006, дуб.

Позже семья оказалась на юге Франции, где Индиа пошла в частную школу. Вообще из детства сильнее всего в память ей врезались солнечные дни. «Мне кажется, с тех пор я заменяю свет цветом. За счет цветных предметов и поверхностей можно дать ощущение солнечного света в тех пространствах, в которых его в реальности нет. Это моя тема». После школы Индиа все еще хотела быть кинорежиссером, но единственное учебное заведение, где можно было этому учиться, предполагало постдипломное образование. То есть сначала надо было выучиться чему-то другому.

Ресторан Saint-Germain. Цветные стены и диалог орнаментов — фирменные приемы И. Мадави.
Скульптура Ксавье Вейана «Желтая Софи» стала главным элементом парижского ресторана Ceн Жермен, проект И. Мадави.

И она пошла в Школу изящных искусств изучать архитектуру и дизайн. В то время она была поклонницей фильмов Фрица Ланга и узнала, что он по первому образованию архитектор. Семь лет она провела в Париже. Мадави хотелось работать, как Кен Адамс, художник-постановщик, который делал декорации к фильмам о Джеймсе Бонде в 1960-70-е годы. Но во Франции это было невозможно. Только в Америке. Поэтому она уехала в Нью-Йорк, поступила в институт Cooper Union на Манхэттене (Высшая техническая школа им. Купера, предоставляет бесплатное образование талантливым молодым людям, ее закончили многие знаменитые архитекторы, например Либескинд), где училась проектировать мебель и занималась графическим дизайном. 

Ресторан I Love Paris

«Я почувствовала, что значительно ближе этому масштабу, чем к архитектуре. К тому же работа над архитектурным проектом длится невероятно долго. Тогда постройка здания занимала около семи лет. Мне это казалось невероятно утомительным. Хотелось двигаться быстрее».

Потом Мадави вернулась в Париж и начала работать в команде Кристиана Лиэгра. Каждые полгода — новый проект, это было динамично и интересно. Именно тогда она начала проектировать мебель и как следует выучилась работать с материалами. «Тогда я поняла, что можно сделать дизайн пространства, исходя из одного предмета или одного материала, переведя характеристики предмета в больший масштаб. Это подход противоположный архитектурному, при котором все детали интерьера согласуются со зданием».

Ширма Eclipse. Бархат, атлас

Все, кто хоть раз видел интерьеры Индии Мадави, обращают внимание на цвет и обилие орнаментов в ее работах. Однако, она сама подчеркивает, что именно ее архитектурный бэкграунд позволяет ей трансформировать пространство или кардинально менять его восприятие. «Когда вы учитесь архитектуре, у вас меняется мышление и видение. Вы все воспринимаете структурно, и этот опыт остается с вами навсегда, чем бы вы потом ни занимались». Для Индии Мадави во всех проектах приниципально важны три фактора:  степень освещенности, перетекание пространства и энергия.

Дизайнер Индиа Мадави и Давид Ольдер президент кондитерского дома Ladurée. 2016.
Чайный салон и кафе Ladurée в роскошном женевском Hôtel des Bergues.
Ladurée в Токио.

Одним из друзей, кто поддержал Индию Мадави и рекомендовал организовать собственный бизнес, был британский модельер Джозеф Эттедги, основатель бренда Joseph. Именно поэтому первые частные клиенты у Индии Мадави появились в Лондоне. Одним из первых был Джонатан Мор. Сделав ему лондонскую квратиру, Индиа получила от него же заказ на проектирование гостиницы во Флориде.

Тотальный розовый тон — смелое и эстетское предложение Индии Мадави. Cчитается, что именно ее проект ресторана Sketch в Лондоне положил начало моды на инстаграмный розовый.

Джозеф Эттедги учил ее упрощать ситуации, вместе того чтобы усложнять их. Упрощать до тех пор, пока что-то не начнет получаться. К тому же каждый новый клиент приносит новый опыт. Индиа Мадави не хочет масштабировать свой бизнес. У нее отличная команда и ей важно нести ответственность за каждый проект. «Мне хочется быть  локальной и глобальной одновременно», — говорит дизайнер.

Начинающим профессионалам Мадави советует стимулировать природную любознательность, как можно больше видеть, ходить на выставки, смотреть кино, читать книги и вообще постоянно держать глаза открытыми. И все время себя тормошить. 

Garden of Eden — коллекция ковров, разработанная Индией Мадави для бренда Golran. 2018. Главный источник вдохновения — персидские сады: уединенное, защищенное пространство, настоящий «рай на земле».
Теги:
Автор:
Фото:
Sabine Mirlesse (портрет), предоставлены пресс-службами

Читайте также

Лучшее за месяц