Лоренсо Кастильо (Lorenzo Castillo): испанский декоратор и антиквар

Лоренсо Кастильо (Lorenzo Castillo): испанский декоратор и антиквар

Лоренсо Кастильо (Lorenzo Castillo) — один из самых успешных испанских декораторов. Он регулярно занимает место в международных рейтингах топовых авторов интерьеров: эксперты высоко оценивают его проекты, удивительным образом сочетающие барочную театральность, аристократизм и модный флер. Кроме того, Кастильо является владельцем весьма уважаемого антикварного магазина в Мадриде. Работает и в качестве дизайнера: для каждого из своих интерьеров проектирует отличную мебель, создал четыре коллекции тканей и обоев для испанского бренда Gaston y Daniela, серию ковров для британского The Rug Company. Международная слава началась с заказа, полученного от компании LVMH: Лоренсо оформил бутик Loewe на мадридской Гран-виа. Дальше были бутики той же марки в Шанхае, Гонконге. Потом пошли заказы на офисы, отели, апартаменты — проекты располагаются от Флоренции до Нью-Йорка. Декоратор обласкан испанским высшим обществом — двенадцать лет назад приложил руку к оформлению свадьбы принца Филипе, теперь уже короля Филиппа VI.

«Возвращение естественности — важная тенденция в современном декоре», — считает Лоренсо. 

Декоратор, дизайнер и антиквар Лоренсо Кастильо в своем шоу-руме.

Лоренсо Кастильо отлично знает историю искусств — изучал ее в Мадриде, затем продолжил образование в Колумбийском университете Нью-Йорка. Тридцать лет назад начал карьеру антиквара, открыв свой магазин. В составе группы молодых энтузиастов разъяснял важность антиквариата. «Интерьер без старых вещей лишен души», — убеждает он. Причем понятие «старые»  трактует широко: «Даже предметы из 90-х могут улучшить обстановку. В моем магазине много вещей XX века. Поэтому в основном мои клиенты  — люди от 30 до 45». У Лоренсо врожденное чувство элегантности, вдобавок он потрясающе креативен. Логично, что с такими данными он в конце концов он пришел в дизайн интерьера.  «Знание истории искусства считаю важным не только для антиквара, но и для декоратора — горазо более важным, чем владение модными трендами: ваши проекты станут интереснее и богаче, если вы будете знать, что сделали живущие до вас художники». 

«Не люблю, когда вещи сочетаются друг с другом в традиционном понимании этого слова. Мне ближе интуитивная игра контрастов».

Дворец Торнихос. Парадная лестница ведет в шоу-рум декоратора Л. Кастильо. Под ней расположилась его квартира-убежище. Стены украшены английскими и голландскими гравюрами XVII и XVIII вв. Справа вазоны XIX в. Бронзовая люстра, диз. Л. Кастильо.

Cегодня, когда эклектика признана единственным жизнеспособным стилем, вроде бы никого не удивишь смешением эпох и стран. И все же микс Кастильо впечатляет. Он соединяет фламандские гобелены, китайские вазы, оп-арт Вазарели, мебель разных веков со всей Европы, от Португалии до Швеции. Диван эпохи Людовика XVI обтягивает тканью по рисунку австрийского архитектора Йозефа Франка. В определенном контексте покрытия с геометричным рисунком 60-х у Лоренсо выглядят как мавританская орнаментальная плитка, а сине-белая полоска на густавианском шезлонге начинает напоминать берберские ткани.

«Не люблю, когда вещи сочетаются друг с другом в традиционном понимании этого слова. Мне ближе интуитивная игра контрастов». Вот один из рецептов от мэтра. «Возьмите испанский стол XIX века и соедините его с произведением оп-арта — сногсшибательный эффект гарантирован». В частных интерьерах он не слишком стремится упорядочить разномастные вещи: редко использует симметрию, не ищет усердно созвучий в форме, а уж как наслаивает сложнейшие орнаменты — уму непостижимо. От этого обстановка выглядит так, будто в доме просто жили много поколений семьи. «Возвращение естественности — важная тенденция в современном декоре», — считает Лоренсо. 

Одна из самых впечатляющих его работ — собственная резиденция в бывшем дворце графа Торнихос в Мадриде. Когда в нее попадаешь, то все утверждения о том, что наступила эпоха «роскошной простоты» и «новой скромности», забываются напрочь. Чтобы  купить и отреставрировать дворец, Кастильо в свое время продал все, что имел. Работы длились три года — здание было в ужасном состоянии (в ХХ веке здесь был склад одежды). Да и объем внушительный: тысяча квадратных метров. Как говорит Лоренсо, его целью было воссоздать атмосферу мадридского фамильного владения. Самое ценное, по его мнению, это сад в крытом патио. «Персональные зеленые легкие», как написала газета El Pais. «А где вы видели галерею-залу площадью 100 кв. м в центре Мадрида?!» — продолжает восторгаться издание. Здесь же, во дворце, находится шоу-рум антиквара.

Прожив во дворце Торнихос несколько лет, Кастильо покинул его и перебрался в компактный дуплекс, расположенный в том же здании. «В огромных апартаментах сложно отделить личную жизнь от работы. Для меня невероятно важно сохранить интимность, личное пространство. Соразмерность человеку — первостепенное качество дома. Мне нужно было место, чтобы спрятаться, однако хотелось, чтобы оно было совсем рядом: не на другом краю земли, а через пару лестничных пролетов», — так Лоренсо Кастильо излагает мотивы своего переезда. Между тем Кастильо продолжает активно использовать свой дворец: там он работает, обедает, ужинает, принимает друзей и клиентов. А вечером скрывается в дуплексе.

Вдохновение, как говорит сам декоратор, он черпает в  книгах, архитектуре, путешествиях, в посещениях антикварных галерей и музеев (самый любимый — Прадо). Разумеется, помогает его первая профессия — историк искусств. «Люблю Веласкеса. А также многих других, менее известных испанских мастеров XVII века — периода, который мы называем не иначе как золотым. В настоящий момент их работы сравнительно доступны: цены сопоставимы с модным контемпорари артом, а порой даже ниже. Мой совет: не упустите случай, пока не поздно, сделайте выгодную инвестицию. И еще: выбирая арт и дизайн для своего дома, проявите уважение к зданию, к той эпохе, когда оно было построено. И найдите такие произведения, которые не убили бы его (я, например, ни за что не стал бы обставлять старую андалузскую ферму вещами ар деко). Ну а в остальном никаких ограничений не существует. Что касается меня, я всегда руководствуюсь инстинктом и врожденным чувством пропорций».

«Три кита декора — свет, цвет и пропорции. Причем цвет для меня, пожалуй, важнее, чем свет, — делится опытом Лоренсо Кастильо. —  Но основа успеха — импровизация и творческая свобода автора. Любой проект для меня начинается с правильной оценки объемов: всегда важна соразмерность человеку. Мне кажется, главное — создать и сохранить интимность, личное пространство. Поэтому не люблю дома типа лофт и спальни, объединенные с ванной комнатой. Беспроигрышная палитра для жилого интерьера — та, что построена на оттенках природы. Цвета камня, глины, песка, разнообразные бежевые и серые тона приятны и неутомительны. Жить в них комфортно. Один из моих любимых цветов — синий. Я использую его в разных градациях, от совсем светлого, разбеленного, до темного. Поскольку он достаточно холодный, добавляю к нему золотисто-желтый.  Отдаю предпочтение натуральным материалам. Дерево, камень и кожа — для меня основа основ. Их особенность в том, что они красиво стареют, приобретая с годами патину времени. К природным продуктам я бы по праву добавил сталь, бронзу и латунь. Их я тоже использую часто и охотно».

Теги:
Автор:
Фото:
Pablo Zuloaga, предоставлены пресс-службами компаний