Nemo: свет итальянского дизайна

Nemo: свет итальянского дизайна

Nemo — молодая компания, в следующем году ей исполнится двадцать пять. Она завоевала реноме прогрессивного бренда, ориентированного на дизайн. У Nemo отличная родословная: она является «производной» компании Cassina, которую любителям дизайна представлять не надо.

Nemo задумывалась как cуперсовременное предприятие, светильники которого органично бы комбинировались с мебелью «материнской» фирмы. Успех был стремительным. Первой громкой премьерой стал светильник, который сегодня причисляют к культовым, — Dove. Эта модель определила смену парадигм в дизайне настольных ламп.

Настольная лампа Dove, диз. М. Барбалья и М. Коломбо, Nemo.

Nemo входит в пул марок, которые развивают феномен под названием «итальянский дизайн». Хотя с ней сотрудничают авторы из самых разных стран: швейцарец Ханнес Веттштайн, испанец Хавьер Марискаль, немецкий дуэт Jehs + Laub, британец Норман Фостер, француз Жан-Мари Массо, японец Арихиро Мияке, ливанец Шарль Калпакян. Ну и итальянцы, разумеется, тоже есть: Массимилиано и Дориана Фуксас, Мартино Гампер, Карло Форколини, Роберто Паоли, Федерико Палаццари и другие.

Wall Shadows Grand, дизайн Шарль Калпакян.

Особое место в портфолио занимает Masters collection. В нее входят ремейки канонических светильников, созданных основоположниками современного дизайна: Ле Корбюзье, Шарлоттой Перриан, Вико Маджистретти, Франко Альбини, Кацухиде Такахама...  Например, настенную лампу Elysée спроектировал Пьер Полен для приватной курительной комнаты апартаментов Жоржа Помпиду в Елисейском дворце, а торшер Parliament придумал Ле Корбюзье для здания парламента в индийском Чандигархе.

Cветильник outdoor Borne Béton. Ле Корбюзье. Nemo. Ремейк модели 1952 г.

В прошлом году фурор произвел еще один ремейк Ле Корбюзье — лампа Borne Béton, созданная в 1952 году для жилого комплекса в Марселе. Модель из голого бетона, предназначенная как для дома, так и для сада, в наши дни оказалась весьма актуальной. Принципиально важно, что компания, прежде чем начать переиздание икон дизайна, выкупает  авторские права  у наследников великих проектировщиков. А также не копирует модели автоматически, но адаптирует их к условиям и возможностям двадцать первого века.

Новая глава в истории Nemo началась с приходом Федерико Палаццари (Federico Palazzari): «Вот уже три года Nemo полностью находится в моем владении. Конечно, у нас много общего с Cassina, но сегодня Nemo — абсолютно самостоятельная компанияКогда я пришел, на предприятии было занято 16 человек, сейчас — более 50. Есть филиалы во Франции и США. Оборот составляет 15 млн евро, на эту цифру мы вышли благодаря ежегодному 30-процентному приросту в течение трех лет».

Федерико Палаццари, Nemo.

Когда появилась компания Nemo, Федерико было 18 лет. И он ничего не знал ни о свете, ни об освещении. Однако, что символично, на столе у него стояла лампа Dove. Палаццари изучал юриспруденцию, в 24 года уже работал младшим партнером в конторе, в число клиентов которой входила знаменита компания Artemide. «Я познакомился с ее основателем Эрнесто Гисмонди, благодаря которому понял, насколько мне интересен свет, — вспоминает Федерико. — Во время одной из встреч, на которой я должен был изучать договоры, а вместо этого листал каталоги, Эрнесто сказал: «Или ты занимаешься договорами, или cветильниками. Одно из двух». Это был важный момент для меня: я осознал, что страсть уже зародилась во мне». Федерико Палаццари в течение нескольких лет был юристом, который интересуется светом. А потом создал компанию Omikron, выпускавшую световые системы для ритейла и светильники для дома. В 2012 году приобрел Nemo. «Произошло слияние двух компаний. Для развития фирмы это был принципиальный момент».

«Принципы и концепция светового дизайна кардинально отличаются от мебельного,  это все равно что сравнивать автомобили и моторы, — считает руководитель Nemo. — В мебели хай-энд класса за 100 евро ничего не купишь, в светильниках дела обстоят гораздо лучше, даже если речь идет о премиальных брендах. И лампу не нужно ждать несколько месяцев. Мебельная индустрия ориентирована на человеческое тело. Световая — на восприятие и чувственный аппарат. Поэтому у нас гораздо больше свободы. Индустрия света развивается стремительно, причина тому — новые LED-технологии. Они открывают перед нами такие  возможности, о которых мы раньше и не подозревали. Работать интереснее и мощнее можно на всех уровнях: на стенах, потолке, полу и даже внутри стен. Следующий технологический вызов — создание светильников без проводов и кабелей».

В России и некоторых странах бывшего СНГ бренд Nemo представляет компания Archistudio.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами