Кристина Краснянская: каким был ар-деко в СССР

Кристина Краснянская: каким был ар-деко в СССР

В столичной галерее Эритаж открылась выставка «Постконструктивизм, или рождение советского ар-деко: Париж – Нью- Йорк – Москва». Подробно о проекте, о личном опыте коллекционирования и продвижения дизайна рассказывает искусствовед и галерист Кристина Краснянская. Специально для interior.ru.

Коварный период Главная тема галереи «Эритаж» — советский дизайн, эта специализация сложилась постепенно: мы начинали с художников русского зарубежья, которых и сейчас любим и выставляем, но теперь пристально изучаем направления в дизайне от авангарда до конца 1960-х годов. Тема мало исследованная — много открытий, много сюрпризов.

В академической среде термин «советское ар-деко» не принят, также как не приняты официально «русский импрессионизм» и «русский экспрессионизм». Все они попали в поле дискуссий. Поэтому нам вдвойне интересно было сделать такую выставку.

И.А.Фомин. Соавтор Н.Н. Андриканис. Проект станции «Красные ворота», 1934. Вестибюль. Интерьер нижнего зала © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева

У проекта два автора — я и искусствовед, специалист по советскому ар-деко, куратор Центра Авангарда, Александра Селиванова. Мы сосредоточились на коротком периоде с 1932 по 1937 годы, когда конструктивизм вышел из фавора и начался переход к неоклассике, сталинскому ампиру и архитектуре высоток. Многие считают, что сталинская архитектура появилась сразу после конструктивизма, это не совсем так. Надеюсь, нам удалось показать, как все происходило на самом деле.

Ширма-замок. По проекту А. Дмитриева. Детская военно-трудовая коммуна. ЛЕНОБЛОНО. 1934. Дуб. Частная коллекция.

История вопроса Поскольку сам стиль зародился не в СССР, на выставке представлен Париж с референсом на выставку 1925 года, с которой началось триумфальное шествие ар-деко. Важен для нас был и Нью-Йорк, поскольку многие советские архитекторы впервые узнали этот стиль именно через Америку. Streamline — эстетика обтекаемых форм стала источником вдохновения для советских авторов. Известно, что американский архитектор Луис Кан приезжал по приглашению Сталина и работал в Советском Союзе: проектировал, обучал наших архитекторов и инженеров. Вместе с американцами было построено 500 промышленных объектов. Индустриализация страны не могла проходить без западного опыта. США переживали период депрессии, поэтому американские проектировщики охотно принимали приглашение работать в СССР. Таким образом мы получили и опыт, и элементы стиля, который нас объедняет и роднит — стиля ар-деко.

И. Голосов, при участии А.С. Алимова, В.А. Мыслина, М.И. Рогайлова. Проект Дворца Советов. Закрытый конкурс 1932 г. Главный фасад. © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева

Бескомпромиссный отбор Нет сомнений в том, что советский вариант ар-деко сильно отличался от того, что делалось в это время в Европе и Америке. У страны не было финансов для того, чтобы воплотить всю роскошь, все декоративное богатство ар-деко. Однако возникло оригинальное понимание стиля — отечественные архитекторы изо всех сил пытались сохранить принципы конструктивизма, но добавляли декор с новыми узнаваемыми элементами. Поэтому советский ар-деко принято называть конструктивизмом. Мы с Александрой Селивановой старались, чтобы все вещи были честными, чтобы стиль читался очень внятно. Эксперимент оказался непростым. Споры вызывали даже работы Александры Экстер. В ее графике есть сильное ощущение ар-деко, но она и ключевая фигура русского авангарда. Нам же хотелось быть последовательными и показывать не авангард, а именно постконструктивизм.

Д.Ф. Фридман, при участии В. Кузьменко, художник Ю.И. Пименов. Проект центральной подстанции метрополитена, нач. 1930-х. Фрагмент перспективы. © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева

Три страны  — три зала Экспозиция поделена на три части: есть зал Парижа, «советский зал» и зал, посвященный Нью-Йорку. Мы отобрали настоящие французские вещи и работы художников русского зарубежья, которые трудились в 1920-1930-е годы во Франции: Сони Делоне, Осипа Цадкина, Эрте, Георгия Артемова, Александра Архипенко, Павла Челищева, Поля Мака. Будут два великолепных стула с лайнера «Иль-де Франс» — первого океанского лайнера, популярного не за счет технических характеристик, а за счет роскошных интерьеров. Есть вещи и с лайнера «Нормандия», спроектированного русским инженером Сергеем Юркевичем.

Эрте. Нил. Эскиз костюмов. Ревю «Цветы». 1923. Бумага, тушь, перо, кисть, гуашь, золотая и серебряная краска. Частная коллекция.

Наряды и модные журналы Помимо живописи, графики, скульптуры, мы отобрали французские, американские и советские костюмы в стиле ар-деко из частных коллекций. Я была удивлена, насколько интересные, ценные, редкие вещи собраны нашими московскими коллекционерами — не одним Александром Васильевым жива мода ХХ века!  Гостей нашей выставки ждут модные журналы СССР, в которых давались вполне передовые рекомендации относительно того, что носить, с чем и как. Давали редакторы журналов и советы красоты: я была поражена, поскольку нашла рекомендации даже по уколам красоты и круговой подтяжке — и это в 1930-е годы в СССР!

Иосиф Вакс. Интерьер, 1935. Частная коллекция.

Музейные и частные собрания Мы благодарны музеям: Музей архитектуры имени Щусева любезно дает нам архитектурную графику —  эффектные листы с проектами советского метро, а также градостроительные эксперименты архитекторов — Алексея Щусева, Ильи Голосова, Ивана Фомина, Алексея Душкина, Якова Лихтенберга, Дмитрия Чечулина. Из Театрального музея имени Бахрушина будут эскизы декораций и эскизы костюмов. И, наконец, Музей декоративно-прикладного искусства дает нам мелкую пластику, фарфор и еще кое-что.  Коллекционер Алик Лахман дал нам прекрасную женскую голову — скульптуру Александра Дейнеки, фарфор Янека Ковальского, преподавателя Вхутемаса-Вхутеина. Великолепные вещи дал Ильдар Галеев. Не буду раскрывать все секреты — концентрация прекрасных вещей велика.

А. В. Щусев. Эскиз для всесоюзного конкурса на проектирование Дворца Советов, нач. 1930-х. © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева

Советский дизайн на Западе Советским дизайном традиционно интересуются американцы. Еще в период перестройки они активно вывозили из России агитационный фарфор и агитлак. И агитфарфор и агитлак — хорошо узнаваемые бренды. Эти вещи давно продаются на аукционах. Западные коллекционеры знают, о чем идет речь, понимают смысл и ценность этих вещей, несмотря на то, что рынок испорчен большим количеством подделок. С мебелью сложнее. До недавнего времени почти все покупатели дизайнерской мебели советского периода у меня были русские. Только представители музеев интересовались мебелью. Сегодня есть постоянные коллекционеры из Швейцарии и Германии. Самую первую вещь, на ярмарке Design Miami Basel, у меня купила дама, коллекционер из Парижа с русскими корнями.

Заветный план Сегодня моя мечта — привезти выставку в Америку. Наиболее подходящей по формату мне кажется ярмарка The Salon Art+Design. Мы участвовали в Design Miami в основном в Базеле и в Майами мы были один раз— но для нас там слишком сильна ориентация на современный коллекционный дизайн. Однако во всем есть свой смысл. Именно в Майами на нас обратил внимание нью-йоркский национальный музей дизайна Cooper Hewitt. Замдиректора этого прославленного музея — специалист по агитационному текстилю. Нам предложили сотрудничество и мы надеемся, что эта идея даст плоды.

Галерея «Эритаж». До 15 апреля 2018.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами