Норман Фостер реконструирует Norton Museum

Во Флориде открылся Музей Нортона, обновленный по проекту Foster + Partners. С уважением к месту и контексту, Норман Фостер искусно переделал здания 1940-х годов и погрузил музей в тропический сад, создав вариант «частного рая» для произведений искусства.

Коллекция Нортона стремится расширить свою роль в статусе государственного учреждения. Она была начата ​​промышленником Ральфом Нортоном и его женой Элизабет. Свой музей пара основала в 1941 году. Теперь собранию из 7600 работ разных эпох и стилей требуется особая институция и новые помещения. Попечитель музея Джил Маурер, бизнесмен, работающий в Foster's Hearst Tower в Нью-Йорке, стал у руля реформы. Музей должен быть «глубоко практичным» и отражать американскую современность, считают инициаторы реконструкции.

Готово только восемь процентов новых зданий. Ими и занимался Фостер со своей трудолюбивой командой в течение последних восьми лет. Восемь процентов — это совсем немало: 5500 кв. метров. Перемещен главный вход в музей, над ним установлен типографский неоновый знак, аккуратно выложенный на фасаде. Огромный тропический баньян, 80-летнее дерево с колоссальными свисающими корнями, бережно обрамлен в кокон.

Основные новые элементы, такие как зал на 210 мест, большой зал, ресторан и галерея скульптур с современным приглушенным полом из микротераццо, органично вписываются в существующий план.

Сейчас музей живет в оазисе из местных видов экзотических кустов и деревьев. Квадратные травяные участки, разделенные длинными прямыми дорожками, мягко повторяющие план галереи первого этажа, содержат выразительные скульптуры Леже, Лаланнов и Рондиноне.

Хотя снаружи музей выглядит, как серия белых кубов, внутри — обстановка, как в домашней гостиной, комфортная и гостеприимная. В интерьерах выложена широкая дубовая доска, установлены мягкие тканевые и деревянные панели. Стулья Чарльза и Рэй Имзов и Ээро Сааринена завершают дизайн в духе послевоенного времени.

Несмотря на то, что Фостер известен тем, что проектировал наше будущее на Марсе, он всегда ищет контекстное решение для каждого проекта. Как и в случае с Norton Museum, ему важно было сохранить все первоначальные функции, уважительно «улучшив прошлое». Одним из ключевых упражнений в дизайне стала разработка знака на фасаде. Этим Норман Фостер занимался лично, в своем лондонском офисе. 

В течение следующих 12 лет будет музейный кампус будет еще расширяться под присмотром британских архитекторов Foster + Partners. Первая фаза реконструкции уже вызвала оптимизм и привлекла новые пожертвования.

Теги:
Автор:
Фото:
Nigel Young / Foster + Partners